Искитимская епархия
 

Новосибирской митрополии
Русской Православной Церкви

 

Новосибирская митрополия

 

В виде календаря

«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

В виде списка

Декабрь 2017 (20)
Ноябрь 2017 (37)
Октябрь 2017 (58)
Сентябрь 2017 (36)
Август 2017 (56)
Июль 2017 (33)

 



 

      Вход

Новости епархии


Сказания о земной жизни Пресвятой Богородицы. Введение во храм Пресвятой Богородицы


4 дек 2017 -|- Нашли ошибку? Выделите и нажмите Ctrl+Enter.
0

Сказания о земной жизни Пресвятой Богородицы. Введение во храм Пресвятой Богородицы
"Днесь храм одушевленный святыя славы Христа Бога нашего, едина в женах благословенная чистая, приводится в храм законный жити во святых, и радуются с нею Иоаким и Анна духом, и девственнии лицы Господеви поют, псаломски воспевающе и чтуще Матерь Его". (Служба 21 Нояб. на вел. веч. ст. 2, на Господи воззвах).
  В Божественном деле нашего спасения всё было облачено в тайну, и эта тайна, сокровенная от век и от родов в Боге, благовествованием Святого Духа была возвещена сначала на земле в Церкви Божьей, а отсюда уже сделалась известной началам и властям небесным, явив собою многоразличную премудрость Божью. Ангелы и Пророки в недоумении испытывали эту тайну,— но не могли проникнуть её. Таким сокровенным характером запечатлено было и посвящение Марии на служение Богу, при введении Её во храм. Она — плод пламенных молитв и долгих ожиданий, дитя некогда царственного рода — при достижении лишь трёхлетнего возраста, должна была, по обету родителей, оставить кров родной и на чужих руках жить при храме, в подвигах молитвы и труда. Ни естественная привязанность родительского сердца, ни страх, внушаемый слабостью возраста и пола, ни тяжесть собственного одиночества в летах глубокой старости,— ничто не поколебало решимости Иоакима и Анны. Но что же это? Есть ли это только дар Богу от бесплодных родителей за отнятие «поношения бесчадства»? Благочестивая ли только твёрдость исполнения однажды данного и запечатлённого клятвой обета, или жертва Богу, по примеру жертв праотцов? Нет. Это тайна, в которой Господь, «хотя сказати народам Свое спасение, неискусобрачную ныне от человек прият, знамение примирения и обновления».
   Но то, что предопределено было в предвечном совете Божества, не могло скоро совершиться на земле, которая, в лице дщерей своих, долго ещё не представляла достойного чертога для воплощения Бога, и поэтому тайна соединения человека с Богом отлагалась, в продолжение веков, до времён будущих. И вот, наконец, Бог избирает праведных Иоакима и Анну, и от них происходит та «Жена», которая достойна была принять и свято сохранить высочайшую тайну воплощения Божьего! Вхождением Своим во внутреннее святилище Богоотроковица положила начало приведения к Богу всех других сынов и дщерей человеческих: «совет предвечный предвечного Бога во исполнение грядет, предгрядущей Ей воспитатися во Святая святых — в жилище Слова».
Храм Иерусалимский, возобновлённый после плена Вавилонского Зоровавелем, а потому называемый, в отличие от Соломонова, вторым, много уступал последнему и по размерам и по великолепию. Те, кто помнил прежний храм, в этом втором не узнавали храма; по выражению пророка Аггея, он был пред ним «якоже не сущ» (Агг. 2:3). И между тем слава второго храма должна была воссиять более славы первого! Как должно было совершиться это прославление,— объясняет другой Пророк «внезапу приидет в церковь Свою Господь Егоже вы ищете, и Ангел Завета, Егоже вы хощете». Но вот уже с тех пор прошло более 400 лет, Ангел Завета не приходил, и слава храма Зоровавеля, и в начале невеликая в сравнении с храмом Соломоновым, не только не возвысилась, но почти совершенно упала здесь не было ни ковчега завета, ни пророческого «урим и туммим» (света и совершенства8, знаменовавших присутствие Божье, ни священного елея помазания! Через кого же, каким образом и когда воссияла это предвозвещённая Пророками слава? Через Господа Иисуса Христа: Господь, устрояя спасение людей Своих, избирает в «скинию» Себе чистую Деву и, таким образом, приготовляет для мира и храма спасительное обновление. «Скиния святая и пространнейшая небес, приемшая невместимое во всей твари Слово Божье», является в мир и вмещается в храме Бога. «Пречистый храм Спасов, многоценный чертог и Дева, священное сокровище славы Божия — поёт Святая Церковь в праздник Входа во храм Пресвятой Богородицы — днесь вводится в дом Господень, благодать совводящи, яже в Дусе Божественном, юже воспевают Ангели Божии: Сия есть селение небесное». Так, славен был древний храм обетованием Божиим «и будут очи Мои ту и сердце Моё во вся дни»; славен он был чудесными знамениями и пророчествами, благочестием и жертвами царей, благоговением и любовью народа. Но слава второго храма, принявшего в стены свои Господа Иисуса Христа и Пресвятую Деву, без сравнения была выше.
Храмы первый и второй имели в своей окружности, кроме собственно священных зданий, каковы «Святое» и «Святое святых», много дворов и притворов, где были устроены разные помещения, в которых проживали лица, исполнявшие какую-либо священную службу. Там же были хранимы Богослужебные сосуды и запасы. При храме — как свидетельствуют еврейские писатели — проживали мужи и жёны (вдовы и девы), проводившие воздержанную жизнь. Святой Епифаний, хорошо знавший еврейские обычаи, говорит, что евреи посвящали Богу всех первенцев мужеского и женского пола, которые и воспитывались в притворах храма до зрелого возраста. Для постоянного же служения при храме, принимались так называемые «назареи», представлявшие собой нечто вроде иноков новозаветной Церкви. Это были лица, давшие обет Богу, воздержавшиеся от употребления вина и всяких опьяняющих напитков и не стригшие волос на голове и бороде. Обыкновенно назарейство продолжалось известное время, было принимаемо добровольно, по разным побуждениям; но иногда, хотя весьма редко, родители давали обет назарейства за детей своих: и именно в том случае, когда они, не имея детей, желали получить их от Бога — для Богоугодной цели. Временные назареи, по прошествии срока обета, возвращались в свои семейства принесши Богу жертвы всесожжения за грехи, благодарственную и мирную, и остригши волосы. Все эти лица могли проживать в многочисленных пристройках храма.
Преблагословенная Дева Мария, несмотря на ранний возраст, оказывала явное стремление к такому образу жизни и Сама просила родителей о скорейшем исполнении их обета. Чистейшая душа святого младенца, призванная к великой тайне Божьей, желала служить Богу молитвой и трудом. И хотя возраст избранницы Божьей, едва научившейся говорить, был слишком слаб для глубокого понимания предметов веры, но сердце Её пламенело любовью к Богу — самою чистой, искренней. По выражению Святой Церкви, Богоотроковица «младенчествовала плотью, но была совершенна душой», «трилетствовала телом и многолетствовала духом». Поэтому-то святые родители Благодатной и решились, несмотря на раннее младенчество Её, расстаться с Нею и не откладывать далее обряда посвящения.
Намерение о посвящении храму Девы Марии сделалось гласным в Иерусалиме, и все благочестивые израильтяне и израильтянки ожидали его с особым чувством благоговения. К торжеству посвящения собраны были все родные и знакомые Иоакима и Анны и множество юных дев, сверстниц Марии, долженствовавших сопровождать Её в храм. Не разделить печаль разлуки родителей и не утешать тоскующую дочь они были созваны, но участвовать в общей радости и быть свидетелями полной готовности их к разлуке. Кто более любит дитя, как не мать? Но Анна вдохновлённая Духом — как свидетельствует Святая Церковь — Пречистую Приснодеву приводит с весельем в храм Божий. Шествие было торжественно: все шли, имея в руках зажжённые свечи; весь сонм провожающих пел псалмы и священные песни, и хоры Ангелов, в трепетном недоумении, сливали райские гласы с земными славословием Богу.
Мог ли кто из сопутствующих Марии думать, что они окружают Ту, которой суждено быть «благословенною в жёнах», «ублажаемою всеми родами»? Мог ли кто предвидеть, что эта юная Дева вскоре прославится сонмом духов бестелесных, святых и пророков, как «честнейшая херувим и славнейшая без сравнения серафим»?
В предании людей благочестивых и внимательных к путям Промысла Божьего сохранились следующие подробности вхождения Пресвятой Девы во храм [Память о введении во храм могла сохраниться не в одном святом семействе или у современников, но распространиться и у христиан посредством святого Апостола Иоанна Богослова, который из уст Самой Приснодевы мог слышать повествования о важнейших обстоятельствах Её святой жизни. Не удивительно поэтому, что по преданию известны подробности и этого события].
Когда Иоаким и Анна, со всеми сопровождавшими Святую Деву, приблизились с посвящаемой Дочерью к храму то в сретение им вышли с пением из храма служившие в нём священники и сам первосвященник. Благоговейно поставила праведная Анна свою Дочь на первую ступень храмового крыльца. При этом она — по выражению святого Димитрия Ростовского — обратилась со следующими трогательными словами к Отроковице: «гряди, Дщерь моя, к Тому, Кто тебя даровал мне! Гряди, кивот освящённый, ко многомилостивому Владыке! Гряди, дверь жизни, к милосердному Подателю благ! Гряди, ковчег Слова, в храм Господень! Войди в церковь Божью, радость и веселие мира»! И передавая Её первосвященнику Захарии, она сказала ему: «прими, Захария, сень чистую, прими, священник Божий, ковчег непорочный; прими, праведник, фимиам духовный; прими Дщерь, Богом мне данную! Введи и всели Её на гору святую, в жилище Божьем, не испытывая о Ней, но ожидая, что Богу, её призвавшему, благоугодно будет совершить с Нею»!
Блаженный Иероним пишет, что крыльцо, на нижней ступени которого была поставлена родителями благодатная Отроковица, имело 15 высоких ступеней по числу «степенных» псалмов; эти псалмы священники и левиты пели, входя в храм для служения, на каждой ступени по одному.
Пречистая Дева, при виде селения Господня и служителей святыни Его, как бы окрылённая духом любви к Богу и укреплённая силой Его,— одна, никем не поддерживаемая, скоро и бодро взошла по всем ступеням на самый верх храмового помоста. Ангелы Божьи — говорит Георгий Никомидийский — невидимо окружили Её и служили Ей; и хотя они ещё и не ведали тогда таинства воплощения, но как слуги Господа, по повелению Его, служили Богоотроковице при Её восхождении. Такое сверхъестественное восхождение слабого младенца, который далеко оставил за собой всех старших, поразило удивлением присутствовавших.
Следуя с Пречистой Отроковицей к храму, Захария посадил Её на третьей ступени жертвенника. Здесь — говорит древнее предание — Господь Бог осенил Её благодатью Своей, и Она возрадовалась духом.
Прозрев во вводимой таиницу великих судеб Божьих, первосвященник не остановился там, где обыкновенно стоял молящийся народ, но повёл Марию далее, «за первую и вторую завесу», в глубину внутреннего святилища, во «Святая святых», куда не дозволялось входить не только никому из женского пола, но и самим священникам, и куда лишь однажды в год, в день очищения, имел право входить только один первосвященник с жертвенной кровью. «Во Святая святых святая и непорочная Святым Духом вводится» — воспевает Святая Церковь. Такое необычное, как бы нарушившее древнейшие обычаи ветхозаветной Церкви, введение Девы во Святая святых поразило недоумением всех предстоявших во храме, удивило даже и самих Ангелов, которые, «вхождение Пречистыя зряще, удивишася: како Дева вниде во Святая святых».
Захария, введя Марию в Святая святых, назначил это место для постоянных молитв Её. Тогда как другим девам было строго воспрещено приближаться к святилищу, Пречистая Дева, со времени Её введения в храм, во всякое время могла входить туда для молитвы, что сделано Захарией, без сомнения, по особому внушению Божьему. Святой Феофилакт говорит об этом так: «Архиерей в то время, объятый Богом, был вне себя и уразумел, что Отроковица эта есть вместилище Божественной благодати и более его самого достойна предстоять повсечасно лицу Божьему. Вспомнив же сказанное в законе о кивоте, которому повелено находиться во Святая святых, он уразумел, что это прямо указывало на сию Отроковицу. И потому, нимало не усомнившись, осмелился, вопреки постановлений, ввести Её во Святая святых».
Вот почему Ангелы, в недоумении и трепете прозревая в настоящем событии дело Божественного домостроительства, благоговейно удивлялись вхождению Девы во Святая святых. Святое святых в это время не имело уже ковчега завета, с его священными принадлежностями, было совершенно пусто,— и этим как бы свидетельствовало об окончании подзаконных времён. Ветхозаветные тайны сеней и гаданий стали разъясняться, открывая ряд других тайн, более высоких; и небесные служители распростирали крыла свои уже не над ковчегом Ветхого Завета, не существовавшим в храме Зоровавелевом, а над новым, живым кивотом свидения, и славословили Господа.
Праведные Иоаким и Анна, вручив Дитя своё воле Отца Небесного, по принесению благодарственных жертв, даров и всесожжений и получению благословения от священников, возвратились со своими родственниками в дом свой. Жизнь их снова потекла одинокой, хотя и не была так печальна, как прежде. Теперь не беспокоили их ни собственная скорбь о неплодии, ни посторонние укоризны за бесчадие; но Дитя, их утешения, не было с ними! Им ниспослан был Божественный дар за их страдания, дано вкусить на старости отрадные чувства родительского сердца; но предмета их радости опять не было с ними! Впрочем, праведные Богоотцы не плакали в разлуке с возлюбленной Дочерью, а радовались и славили Бога: все естественные чувства чадолюбия, всю сладость горячей любви к Ней они с безусловной готовностью и благоговейным восторгом принесли теперь в приятную жертву Тому, от Которого и получили своё Дитя. К тому же святые супруги могли сознавать, что лучшим выражением своей любви к Богоданному младенцу может быть лишь неприкосновенное сохранение его от всего худого и лучшее воспитание в духе закона Божьего. А где полнее и успешнее можно было этого достигнуть, как не в храме Божьем, куда не проникает ничто нечистое, где всё дышит святостью? И когда же естественнее было начать это священное дело, как не с самых ранних лет Дитяти, когда сердце его так доступно всем прекрасным впечатлениям? Пресвятой Деве — одушевлённому храму Божьему — и надлежало воспитываться в храме, как воспевает Ей Святая Церковь: «в Божественном храме, яко суща Божественный храм, от младенства чисте, со свещами светлыми, отдана бывши, явилася еси приятелище неприступного и Божественного света».
Пресвятая Дева, оставшись в Иерусалиме, возрастала среди других девиц, воспитывавшихся при храме в особых пристройках. При них были благочестивые надзирательницы, сведущие в Святом Писании и искусные в рукоделиях, которые обучали Её тому и другому. Для молитвы Она входила в Святая святых, куда не дозволено было вносить с собою работу или какую-либо постороннюю вещь. Скоро Пречистая Дева почувствовала неизъяснимую сладость молитвы, а вместе с тем полюбила и необходимое для Неё уединение. При таком настроении святой Отроковицы, всё относящееся к Богу (и действующее на сердца других детей слабо и на короткое время) в Её сердце производило глубокое и неизгладимое впечатление. Величие Иерусалимского храма, с его украшениями и завесами, бесчисленное множество стекавшихся сюда для поклонения людей не только из Иудеи, но и из разных стран света,— всё это возбуждало и усиливало в Ней глубочайшее благоговение к Богу. Каждый предмет, каждое действие в храме обращали мысль Её к Богу и заставляли сильнее и сильнее любить Его.
В распределении времени занятий Пресвятая Отроковица следовала порядку, установленному от храма, и отличалась такими прекрасными качествами души, что жизнь Её при храме святые Отцы называют примером чистой и святой жизни. Так святой Иоанн Дамаскин замечает: «в храме Она так жила, что, будучи удалена от сообщества неблагонравных мужей и жён представляла образец жизни лучшей и чистейшей в сравнении с прочими». Бдительность в молитве, смирение, скромность, внимание и кротость к подругам — были отличительными качествами Её. С каждым днём, казалось, Она более и более совершенствовалась. Никто не слышал от Неё какого-либо укора, никто не видал Её в гневе. Речь Её была приятна и давала чувствовать, что истина — одна истина — движет Её устами. Пресвятая Отроковица — как повествует предание — проживая при храме, располагала Своим временем так: от раннего утра до третьего часа дня Она стояла на молитве; от третьего до девятого упражнялась в рукоделии или чтении книг Святого Писания; от девятого же часа опять начинала Свою молитву и продолжала её до тех пор, пока Ангел являлся к Ней с пищей.9 В скором времени Пресвятая Дева совершенно обучилась чтению Писаний, чем и пользовалась для возможно большего познания закона Божьего. Она имела острый ум, любила учиться, часто читала Святое Писание и размышляла о нём. Благоразумие Её удивляло всех. Из рукоделий Она занималась пряжей льна и шерсти; любила вышивать шелками, особенно одежды, принадлежащие к священническому служебному облачению, и во всём этом была очень искусна.
Фрагмент иконы Введение в храм Пресвятой Богородицы
Ангельские явления Пресвятой Деве в храме подтверждаются песнопениями Святой Церкви и свидетельством святых Отцов. Чистая душа Её так привыкла к сообщению с духовным миром, что впоследствии Она безбоязненно приняла от Архангела благовещение. Нельзя было бы представить, чтобы юная Дева, во время благовестия, не устрашилась явившегося пред Нею существа другого мира, если бы эти явления, учащённые ещё с младенчества, не были Ей привычными. Святая Церковь, прославляя пребывание Богоотроковицы в храме, воспевает: «Святая святых сущи, Чистая, во храм святый возлюбила еси вселитися, и со Ангелы, Дево, беседующи пребывающи, преславне с небесе хлеб приемлющи, Питательнице жизни».
Один из древних учителей Церкви, Георгий Никомидийский, так описывает ангельские явления Пресвятой Деве: «По мере того, как Пречистая день ото дня взрослела, в Ней росли и дары Духа Святого. Она пребывала с Ангелами, о чём узнал и Захария. Однажды, исправляя в святилище своё служение, увидел он кого-то, с виду странного, похожего на Ангела, подающего Ей пищу. Захария весьма удивился и думал: что это за необыкновенное и новое видение? По-видимому, Ангел говорит с Девой; бесплотный приносит пищу, питающую плоть, естеством невещественным подаёт Деве нечто вещественное. Явление Ангелов бывает одним лишь священникам, и то весьма редко; а чтобы Ангел пришёл к девице, и притом столь юной,— это необыкновенно. Если бы она была замужняя и молилась о разрешении своего неплодства, как Анна, я не удивился бы видению: но девица об этом молиться не может. Ангел же всегда к Ней является, как я то вижу: и вот что приводит меня в великое удивление, сомнение и ужас! Что всё это значит? Что приходит возвещать Ей Ангел, и какая эта, приносимая им, пища? Откуда взята и кто её изготовил? Ибо Ангелы не заботятся о телесных нуждах наших.
Конечно, были люди, которых питали они, но и тогда руки человека приготовляли пищу: Даниила питал Ангел, по повелению Вышнего; но он взял Аввакума, с кошницей хлеба, для того, чтобы странное явление Ангела и необыкновенная пища не устрашили питаемого. Так и вран [ворон], служивший Илии, действовал по указанию Ангела, принося пищу из готового запаса. Здесь же Ангел сам приходил к Отроковице. Непостижимо для меня, почему Она удостоилась таких даров, такого служения духов бесплотных. Что же это всё значит? Чистотой нравов Она превосходит все бывшие роды. Итак, не над Нею ли совершатся предсказания Пророков? Не Ею ли исполнятся вековые ожидания наши? Не от Неё ли примет естество человека Тот, Который придёт спасти род человеческий? Эта тайна предвозвещена уже давно, и «Слово» ищет Ту, Которая послужила бы к воплощению тайны. Не эта ли, видимая мною, Дева предызбрана в орудие великой тайны Вышнего? О, сколь блажен ты, дом Израилев, прозябший такой плод! О, сколь благословен ты, корень Давидов, произрастивший ветвь, на которой расцветёт цвет спасения миру! Как славна память родивших Её и как счастлив я! Я вижу собственными глазами начало тому, что прежние Пророки видели в сени и образе«. Блаженный Иероним добавляет к этому: Ангелы посещали Её каждый день; и если бы спросили: в чём заключались эти беседы, то это было известно Богу, Пресвятой Деве, Её неотступному хранителю — Архангелу Гавриилу, и другим Ангелам, ежедневно беседовавших с Нею.10
Естественный разум Пресвятой Девы, образованный чтением Святого Писания и укреплённый размышлением и молитвой ещё более был просвящаем наставлениями ангельскими. Хорошо изучив священные книги, Она не раз читала пророчество Исаии: «се Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил», и всегда воспламенялась горячей любовью не только к ожидаемому Мессии, но и к Той Деве, Которая предназначалась быть Его Матерью. Размышляя при этом о величайшем достоинстве этой блаженной Богоизбранницы и зная из пророчеств, что время пришествия Мессии уже приближается,— Она полагала, что уже должна существовать на свете и эта великая Дева, и часто от глубины души и со слезами молила Господа, чтобы Она сподобилась лицезреть Матерь Божью.
Около этого времени благодатная Дева лишилась своих престарелых родителей, из которых сначала преставился праведный Иоаким (80 лет), а за ним вскоре почила и святая Анна11. Таким образом, с потерей родителей, Та, Которой суждено было сделаться впоследствии Матерью всех сирот рода человеческого, Сама испытала положение горького сиротства, и испытала его тогда, когда оно наиболее бывает тягостным, т. е. в юном возрасте, когда ещё дитя растёт и ищет нежного взора матери, как юное растение живительных лучей солнца. Теперь, с утратой всего наиболее дорогого, что могло привязывать Её к земле, Она всецело предалась сердцем одному лишь Богу. Соревнуя в чистоте Своим небесным собеседникам и преисполненная серафимски-пламенной любви к Богу, Она твёрдо положила не допускать до Себя и мысли о какой-либо земной любви. Сиротство Её и постоянное уединение, предохранив Её от знакомств и взоров людских, отчасти способствовали утверждению в Ней этого святого расположения. Если представить при этом простоту, безыскуственность, безусловное смирение пред Богом, то поймём, как ещё с юного возраста Она сделалась тем, чем осталась до конца жизни, т. е. «рабой Господней». В самом деле, вся история жизни Её свидетельствует, что при величайших радостях, какие только может вместить сердце человеческое, в Ней преобладало одно чувство, что Она «раба Господня», и при величайших трудностях, какие только отягощали когда-либо Её сердце, у Неё было одно стремление — быть покорной воле Божьей. Всевидящее око Божье зрело этот великий характер, столь приличный Матери Божьей. Пречистая Дева, как-бы предчувствуя Своё высшее назначение, пожелала проводить Свою жизнь в чистоте ангельской и пребыть навсегда девой, а потому и дала необыкновенный в то время обет Богу — сохранить девство Своё до смерти. Она была первой из дев Иудейских, обручивших девство своё Богу и возлюбивших девство паче супружества12. Самое введение Пречистой Девы во храм было уже предызображением этого обета. «Невеста Царя-Бога! — воспевает Святая Церковь — Ты посвящаешься ныне в храм под законом — соблюдаться для Него, Всечистая»! Таким образом, как ни мало известны обстоятельства первоначальной жизни Богоматери, всё же в ней можно заметить три существенные черты: 1) Она была плодом молитвы родителей, долго не имевших у себя детей; 2) Она получила воспитание при храме; 3) Она обрекла себя всегдашнему девству. Уже эти обстоятельства представляют в Ней существо более небесное, нежели земное.
Как скоро Пресвятая Дева, среди назидательных впечатлений храма, пережила время отрочества, Промысл Божий расположил обстоятельства так, что, со всей необходимой прикровенностью, осуществилось вечное предопределение о спасении человечества. Обручение Девы праведному мужу набросило покров таинственности на совершившееся дело нашего искупления. Прежде всего — как говорят святые Отцы — нужно было, чтобы дело Божественного домостроительства скрылось от исконного врага человеческого рода — дьявола. Таким образом — замечает святой Игнатий Богоносец — "утаились от князя века сего девство Марии, рождение Ею, а равно и смерть Господа«13. Приводя эти слова древнейшего Отца Церкви, святой Андрей Критский прибавляет: «не без причины было сокрыто тогда от народа рождение Христово от Святого Духа и Иосиф почитаем был вместо отца». Святой Иоанн Златоуст указывает ещё причину обручения Пресвятой Девы. «Для чего — спрашивает он — Дева зачала не прежде обручения? — и отвечает:- для того, чтобы дело было сокрыто от иудеев, и Дева избежала всякого подозрения от них». «Если бы — говорит святой Отец в другом месте — Иудеи услышали об этом с самого начала, то, превратно поняв совершившееся, побили бы Деву камнями… Когда они бесстыдно перетолковывали и то, чему имели примеры в Ветхом Завете: чего-бы не сказали, услышав о зачатии Девой? За них было всё прошедшее время, не представлявшее ничего подобного… чрезвычайно смутило бы их дело столь новое, столь необычайное, которому примера они не нашли бы у предков своих». В объяснение слов святого Отца припомним, что у Иудеев действительно, по закону Моисея, были побиваемы камнями девы, не сохранившие девства, а также и обольщённые невесты, вместе с их обольстителями. Премудрость Божья устранила все эти затруднения: устроила Богоприличное рождество Слова от Девы и самую Деву предохранила от ненависти врагов Христовых.
Когда, по свидетельству предания, исполнилось Пречистой Деве 14 лет от рождения и 11 лет пребывания Её в храме, священники объявили Ей, чтобы Она, по обычаю, имевшему силу закона, оставила храм и, переселившись в дом Свой, подобно другим девам Её возраста, вышла замуж. Но Пресвятая Дева отвечала им, что, будучи от рождения посвящена родителями Богу, впоследствии сама дала Ему обет сохранить навсегда Своё девство, и что нет в мире силы, которая бы заставила Её изменить этому обету и вступить в брачное состояние. Такое твёрдое и положительное объявление Девы поразило удивлением первосвященника и священников. Новость обета и небывалый поступок среди дев Израильских, равно как и неприкосновенность клятвы (сохранявшей за собой силу закона: «человек аще обещает обет Господу, да сотворит») — поставили их в затруднительное положение. Они не могли ни уничтожить закона относительно обета, ни принудить Деву Марию нарушить его; а вместе с тем не могли и дозволить Ей исполнить этот обет, равно как и остаться в храме, по неимению прежних примеров. Они составили между собой совет, на котором, в явном колебании, делали разные предположения и потом отменяли их: хотели не пускать Её более в храм за вторую завесу, а между тем не смели решиться и обручить Её кому-либо, как обещавшуюся уже Богу; боялись и прогневать Бога и не знали, как приличнее устроить Её девическую жизнь. И сколько ни думали, а всё приходили к одной из двух необходимостей: или принудить Её выйти замуж, или дозволить Ей, и по достижению совершеннолетия, оставаться при храме. Но и то и другое, в то же время, считали за явное нарушение закона, а потому за великий грех. Недоумениям их не было конца, и совет их не мог остановиться ни на каком определении. Священники, видя, что совет их не имеет окончательного исхода, положили испросить разрешения недоумениям своим у Бога. Собравшись пред Святая святых, они усердно молили Бога о явлении им воли Его. После этой молитвы, первосвященник, облёкшись в святую одежду, вошёл за завесу для получения ответа. Там предстал ему Ангел Господень и сказал: «Захария! собери неженатых мужей из колена Иудова, от дома Давидова, и пусть принесут жезлы (посохи) свои, кому Господь покажет знамение, тому отдашь Деву в соблюдение девства Её».
Захария, объявив священникам о повелении Господа, послал глашатаев во все концы земли Израильской, для приглашения мужей в Иерусалим. Вместе с тем наступил установленный Маккавеями праздник обновления храма, на который отовсюду стекалось множество народа; в этот раз, среди других, пришли и мужи из рода Давидова. Первосвященник, собрав мужей рода Давидова к храму, взял у них жезлы и воззвав всенародно: «Господи Боже! яви мужа достойного обручиться с Девой»! внёс жезлы в храм. Приняв жезлы из святилища, первосвященник увидел, что многие из них не имели на себе никакого знамения, а принадлежавший мужу праведной жизни, ожидавшему с нетерпением избавления Израилева,— родственнику Пречистой Девы Марии, восьмидесятилетнему древоделу Иосифу,— расцвёл, и на нём сидела голубица, которая опустилась над головой Иосифа. Тогда первосвященник, взяв жезл и подав его Иосифу, сказал: «приими к себе в соблюдение Деву». Но когда Иосиф стал было возражать, говоря, что он имеет в доме взрослых сыновей, что он уже стар14, а Дева ещё юная, и потому он боится сделаться посмешищем сынов Израилевых; то Захария сказал ему: «убойся Господа Бога твоего и вспомни, что сотворил Бог Дафану, Авирону и Корею: как разверзлась земля и поглотила их за сопротивление! Бойся же и ты, чтобы не случилось чего с домом твоим». Иосиф поражённый этими словами, тотчас же изъявил готовность на принятие Марии, и потому Пречистая Дева тогда же была обручена с ним15. Другие утверждают, что Она весьма опечалилась этим решением священного совета и необходимостью оставить храм, но Ей было особое откровение, чтобы Она не сомневалась идти в дом Иосифа, мужа праведного, Её сродника и обручника, который принял Её из рук архиерея и священников не на обычное супружество, но на соблюдение Её чистоты, и под именем мужа сделался лишь хранителем и служителем девства и высокой святости Её. Таким образом, Промысл Божий устроил всё так, что Мария, соединённая с Иосифом, казалась женой мужа, тогда как между ними не было общения брака.
Праведный Иосиф происходил от царского рода и был потомком Давида и Соломона. Мать его, имени которой история не сохранила, была в супружестве за Илием, происшедшим от Давида. По смерти Илия она вступила в брак к Иаковом, который, по существовавшему тогда закону ужичества (родства), должен был восстановить потомство брата своего, умершего бездетным. От этого брака родился Иосиф и был по естеству сын Иакова, а по закону сын Илия16. Со знатностью рода Иосиф не соединил в себе земного величия и богатства своих предков, из которых многие были царями и пророками и славились земным величием. Вместо всего этого, он наследовал от лучших из них сокровище добродетелей, правоты и святости, так что сам Дух Святой нарёк его «праведным» и сделал обручником чистейшей Девы. Из немногих сказаний об Иосифе в Святом Писании очевидна зрелость его характера. Он был весьма твёрд в стремлении к святому, решителен, благороден, искренен, скромен, чист, миролюбив, внимателен ко внушениям своей совести и повелениям свыше, а потому удостоился великой чести: ему вверено было служение тайне, которая, быв скрытой от вечности, предназначена была прежде веков к славе верующих. По занятиям своим праведный Иосиф принадлежал к классу простых ремесленников, был древоделом, или — просто говоря — плотником, и снискивал ежедневное пропитание трудами рук своих. До восьмидесятилетнего возраста он жил как простой, но честный и добросовестный труженик, и имел в супружестве Саломию; четыре сына и две дочери произошли от этой благословенной четы.
Какова была супружеская и семейная жизнь Иосифа — об этом ничего не говорит нам ни Святое Писание, ни предание. В Евангелии — повторяем — он называется именем «праведного», а это название указывает на целый сонм добродетелей. Сведения, какие доставляет нам предание относительно прежней жизни Иосифа, заключается лишь в том, что он, по кончине жены своей Саломии, «жил много лет во вдовстве». В этом положении застигло его избрание Промысла Божьего, действующего иногда в мире такими обыкновенными путями, что важности и значения их не замечают не только те, пред которыми и для которых они совершаются, но даже и те, которые в это время избираются орудиями для приведения их в действие, как это и совершил Господь в настоящем случае.
По обручению в храме, праведный Иосиф недолго оставался в Иерусалиме. Он отправился с Марией в Галилею, в свой маленький Назарет. Праведный старец ведёт Пречистую Обручницу в дом свой, чтобы там оберегать Её; ведёт Её в бедную семью свою, на обычный труд и незавидную, по-человечески говоря, долю, не зная ещё, что ожидает их в будущем.
8   "Урим и Туммим«, свет и совершенство, в совокупности с наперсным украшением первосвященника, открывали Израильтянам волю Божью. Между учёными остаётся нерешённым, было ли это особенное украшение или только свойство наперсника. Раввины и каббалисты говорят, что это было имя Божье, изображённое буквами и вкладывавшееся в наперсный щит первосвященника, состоявший из 12 драгоценных камней. После времён Соломона, «Урим и Туммим» не упоминаются в Святом Писании, из чего можно заключать, что откровение воли Божьей, в этот период, происходило через нарочитые орудия — святых Пророков. В последствии же при втором храме Зоровавеля, Израильтяне были лишены не только «Урим и Туммим», но и ковчега Завета (сохранявшего в себе знаки древних чудес Божиих и служившего местом присутствия Божьего) и наконец пророчества: видно было, что они доживали последнее время Ветхого Завета, и что судьбы Божьи приготовляли пришествие Мессии — Господа Иисуса Христа, и с Ним откровение Нового Завета.
9   Израильтяне считали часы дня от восхода солнца, так что 3 час соответствовал нашему 9у утра; конец 6 — нашему полудню; с 11 часом день клонился к вечеру. Благочестивые люди имели обыкновение совершать молитву три раза в день: именно утром около 3 часа (9 час), в полдень около 6 часа (12 час.) и после полудня около 9 часа (3 час). Кроме того, всегда молились пред вкушением пищи и после вкушения. Для проживавших при храме часы молитвы были, без сомнения, вполне обязательны. Так и теперь считают часы на Востоке, на Афоне.
10   Православная Церковь поучает, что Архангел Гавриил есть один из семи, непосредственно предстоящих Богу святых Ангелов, и состоит в чине серафимском, вторым из Серафимов…..Число Ангелов — по Писанию — неисчислимо велико; но нам известны по именам только семь из них: четыре библейских и три открытых Богомысленными Отцами Церкви. Они суть: Михаил (Иуд. 1:9; Нав. 5:13-15; Дан 10:11-15, 18-21; 12:1…) — по служению своему победитель; Гавриил (Дан. 8:16, Лук 1:5-24, 26-38…) — вестник тайн Божьих; Рафаил (Товит, 3:16–17; 5:1–6; 6:8–9; 7:2–3…) — целитель недугов человеческих; Уриил (3 Ездры 4:1–50) — просветитель, как отблеск огня Божественного; Селафиил (Быт 21:14-19) — молитвенник, предстоящий у Бога о людях и возбуждающий их к молитве; Иегудиил (Исх. 23:20-21, 23-24) — славитель Божий, укрепляющий трудящихся к славе Божьей и ходатайствующий у Бога о прославлении их; Варахиил (Быт 19:1-25)- благословитель, раздающий людям благословения Божьи и испрашивающий у Бога благодеяния им. Почитание Ангелов, как в Ветхом, так и в Новом Завете, было постоянное и в первые века христианства доходило у некоторых даже до идолопоклонства, вследствие чего Отцы II века заповедовали чествовать их, как служителей Божьих. Почему Православная Церковь и определила особенные дни для прославления бесплотных сил (Четьи-Минеи 26 Марта, 8 Ноября, 13 Июля и 6 Сентября).
11   Место погребения святых. и праведных Богоотец Иоакима и Анны указывают в стороне лестницы, по которой спускаются к погребальной пещере Пресвятой Богородицы в Гефсимании. Из этого надобно заключить, что последние годы жизни святые Богоотцы провели в Иерусалимском своём доме. Память кончины святой и праведной Анны Церковь совершает 25 Июля. В дополнение сказания о святой Анне заметим, что она была единобрачна Иоакиму и имела единородную только дщерь — Пресвятую Деву Марию. В Константинополе во имя её создан был великолепный храм императором Иустинианом-I (527—565г.); Иустиниан-II (685–711) возобновил её храм, в память того, что она явилась беременной супруге его; в то же время тело её было перенесено в Царь-град. Около этого времени части мощей святой и праведной Анны через царей и святителей поступали преимущественно на Афон; так рука святой праматери находится ныне в монастыре Ставрониките; стопа её — в скиту, посвящённому её имени; часть левой стопы в м. Кутлумуше; кроме того некоторые частицы встречаются в монастыре святого великомученика Пантелеимона (в Покровском соборе), в Симоно-Петрской обители, в Ильинском скиту и в Новом скиту Рождества Пресвятой Богородицы. Из храмов святых в честь праматери нам известны только московские: Зачатиевский монастырь, на Остоженке; церковь Анны праведной зачатия, в угле г. Китая, в Зарядье; Анны праведной Успения в Сиротском доме, на Новой Басманной; святых Иоакима и Анны на Якиманской улице, и придел Зачатия святой Анны в Даниловом монастыре.
12   Между мужами, как на девственников Ветхого Завета, святые отцы указывают на Авеля, Илию, Елисея, Иеремию, Даниила.
13   Григорий Неокесарийский (позднейший современник VII Вселенского Собора) выражается следующим образом: «в месяц шестый послан Ангел Гавриил к Деве „обрученней мужеви", — обручённой, но не сопряжённой, обручённой, но сохранённой. Для чего обручённой? для того, чтобы враг не тотчас уведал тайну. Что через Деву имел прийти Царь, это знал и дьявол; потому что он слышал слова Исаии: се Дева во чреве приимет и родит Сына, и постоянно наблюдал изречение о Деве, чтобы каким-нибудь образом устроить бесславие в то время, когда надлежало исполниться этой тайне; Господь, чтобы сокрыть тайну от врага, благоволил прийти чрез Деву обручённую».
14   Святой Епифаний говорит, что Иосиф, при обручении с Пресвятой Девой, был вдов и имел 80 или даже более лет. Епифаний так называет детей Иосифа: Иаков, Иосия, Симеон, Иуда — сыновья; Мария и Соломия — дочери, и замечает, что о них упоминается в Евангелии под именем братий и сестёр Господа.
15   В самое древнее время особенных обрядов для ветхозаветного бракосочетания не было: брак заключался, когда жених и невеста произносили своё согласие. Нет речи о каких-либо обрядах ни при бракосочетании Исаака, Моисея, Вооза, ни где-либо в Моисеевом законе. В последующее лишь время упоминается об украшениях жениха и невесты, а также о брачных песнях. У позднейших Израильтян были в употреблении даже настоящие брачные договоры. По учению раввинов, каждый Израильтянин непременно должен жениться и каждая Израильтянка — вступить в брак. Каббалисты говорят, что там только и присутствует Бог, где муж и жена. Только люди занимающиеся изучением закона могут быть безбрачны. В некоторых древних греческих памятниках днём обручения Богоматери с Иосифом показано 23 Января (Святой Восток, архимандрит Сергий II, указатель 2, стр.170).
16   У Евангелиста Матфея отец праведного Иосифа называется Иаковом, а у Евангелиста Луки Илием. Разность эта, если считать обе таблицы родословиями Иосифа, вовсе не есть противоречие: она произошла лишь оттого, что Евангелист Матфей ведёт родословие предков Господних по плоти от Давида, чрез Соломона, не всегда переходя при этом от отца к сыну, а иногда от отца прямо к внуку, или правнуку; например, у него сказано Иорам роди Озию или Азарию (1:8), тогда как Озия произошёл от Иорама чрез Амессию (4 Цар 15:1), чрез Иоаса (14:17) и Охозию (11:2); а Евангелист Лука ведёт это родословие Давида через другого сына его Нафана, нисколько не нарушая при этом естественного порядка; потому и исчисляют они разных предков Богочеловека. Разность в самых именах (что например отец Иосифа называется то Иаковом, то Илием) объясняется законом ужичества, в силу которого одно лицо могло иметь как бы двоякое происхождение; одно по естеству, а другое по закону. Таким образом, и праведный Иосиф имел двух отцов: Илия по закону, а Иакова по плоти; потому что когда Илий умер бездетным, то брат его Иаков от жены его, по закону, родил Иосифа.


Источник - slvf.ru


html-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

На главную страницу
На главную страницу

Поиск по сайту