В виде календаря

«    Май 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 

В виде списка

Май 2024 (60)
Апрель 2024 (25)
Март 2024 (58)
Февраль 2024 (34)
Январь 2024 (43)
Декабрь 2023 (39)

 



 

Обзор СМИ


Неделя 5-я Великого поста. Преподобной Марии Египетской (избранные проповеди)



2 апр 2023 -|- Нашли ошибку? Выделите и нажмите Ctrl+Enter.


Преп. Мария Египетская

text-icon

Антоний, митрополит Сурожский

Неделя 5-я Великого поста. Преподобной Марии Египетской. 1 апреля 1990 г.

 Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Мы вспоминаем сегодня святую Марию Египетскую; и от нее мы можем научиться многому, что нам нужно. Она была всем известной грешницей, предметом искушения и соблазна для всех. Как она стала грешницей – мы не знаем: качествовало ли зло в ней самой? была ли она соблазнена, подверглась ли насилию? Как она стала блудницей, мы никогда не узнаем. Но одно мы знаем достоверно: как-то она пришла в храм Матери Божией, Которая – образ совершенной цельности, целомудрия, и вдруг почувствовала, что не может войти в него. Не стоит представлять, будто чудесная сила не давала ей переступить порог; сила эта была, вероятно, – наверное! – в ней самой. Она почувствовала, что эта область слишком свята, чтобы она посмела войти в Ее присутствие, стоять внутри храма.

Но этого было достаточно, чтобы она осознала, что все ее прошлое темно, и что выйти из этого можно только одним путем: сбросить с себя все зло и начать новую жизнь. Она не пошла за советом на исповедь; она ушла из города в пустыню, в знойную пустыню, где ничего не было, только песок, и голод, и отчаянное одиночество.

Она может научить нас чему-то очень важному. Святой Серафим Саровский не раз говорил приходящим к нему, что вся разница между грешником погибающим и грешником, который находит свой путь к спасению, в одном: в решимости. Благодать Божия всегда рядом: но мы не всегда отзываемся, как отозвалась Мария; как она отозвалась на ужас, охвативший ее, когда она осознала себя и, вместе, святость, красоту, цельность и целомудрие Матери Божией, и на все, на все она была готова ради того, чтобы переменить жизнь.

И так год за годом, в посте, в молитве, среди жгучей жары, в отчаянном одиночестве среди пустыни, она сражалась со всем злом, накопившимся в ее душе. Потому что недостаточно осознать его; недостаточно даже отвергнуть его усилием воли: оно здесь, в наших воспоминаниях, в наших вожделениях, в нашей хрупкости, в той порче, которую приносит с собой зло. Ей пришлось бороться всю жизнь, но в конце концов она победила; она действительно подвигом добрым подвизалась, она очистилась от скверны, она смогла войти в область Божию: не в храм, не „куда-то” – в вечность.

Она многому может научить нас. Она может научить тому, что когда-то мы должны осознать: та царственная область, куда мы входим так легко, – Церковь, да и просто сам мир, сотворенный Богом, остался чист от зла, хотя покорился, поработился злу из-за нас. Если бы когда-нибудь мы осознали это и почувствовали, что только нам нет там места, и в ответ покаялись бы, то есть отвернулись бы в ужасе от самих себя, отвратились от себя в непреклонной решимости – и мы могли бы последовать ее примеру.

Этот пример ее образа предлагается нам как завершающий момент постного времени, этой весны, жизни. Неделю назад мы слышали учение, призыв святого Иоанна Лествичника, составившего целую лестницу совершенства, с помощью которой мы можем преодолеть зло и прийти к правде. А сегодня мы видим пример, – пример той, которая из самых глубин зла поднялась на высоты святости и говорит нам словами Великого канона Андрея Критского: Душа, Бог может прокаженное убелить и очистить, не отчайся, хотя ты и прокаженная…

Пусть ее образ будет для нас новым вдохновением, новой надеждой, даже новой радостью, но и вызовом, призывом, потому что напрасно мы воспеваем хвалу святым, если ничему не учимся от них, не стремимся подражать им.

Через неделю мы окажемся на пороге Страстной седмицы, и этот порог открывается в субботу двумя событиями: воскрешением Лазаря и Благовещением Матери Божией. Войдем в эту Страстную седмицу с готовностью встретить Матерь Божию лицом к лицу хотя бы нашей решимостью стать достойными Ее молитв, и затем пойдем день за днем, следуя за событиями Страстной и ставя все время себе вопрос: Где я стоял бы, окажись я их участником?

Аминь!

Источник: http://www.zavet.ru/

text-icon

Священник Иоанн Павлов

О покаянии. Преподобная Мария Египетская

Христос, Сын Божий, выйдя на проповедь, начинает ее со слова о покаянии: покайтесь, ибо приблизилось Царствие Небесное. Отсюда видно, что все, желающие войти в Царствие Небесное, непременно должны покаяться — без покаяния никто туда не войдет. Заповедь о покаянии исполнили в своей жизни святые, которые оставили многие свидетельства о ее силе и важности. «Не думайте о покаянии легко, — говорит святитель Игнатий Брянчанинов, — покаяние есть душа всех подвигов, это общее делание, которое должно одушевлять все прочие делания. Одни пребывающие в истинном покаянии достигли истиннаго преуспеяния… Милосердый Господь уготовал нам дивное, небесное, вечное Царство, указал дверь, которою мы можем войти в спасительную пажить Духа и Истины, дверь покаяния. Если пренебрежем покаянием, — без всякого сомнения, останемся вне. Добрые дела естественные, по чувствам, никак не могут заменить собою покаяния…»

Человек есть существо глубоко падшее и поврежденное. Все мы от природы наследуем генетическую болезнь Адамова греха. «Лукаво сердце человеческое более всего, — читаем мы в книге пророка Иеремии, — и крайне испорчено; кто узнает его?» Преподобный Макарий Египетский говорит, что со времени падения Адама грех, как некая бездна горечи, овладел душой каждого человека, заполнил ее до глубочайших ее тайников. Те, кто утверждает, что в человеке нет греха, подобны людям, которые во время наводнения тонут во множестве вод и не признаются в этом. Адамов первородный грех — это как бы глыба, висящая на шее каждого из нас, и к этой глыбе, к этой тяжести мы добавляем еще и бесчисленные личные грехи, которых у нас столько, сколько песка на морском берегу.

Таким образом, все без исключения люди для своего спасения нуждаются в покаянии. Господь в Евангелии говорит, что Он пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию. Любой, даже как будто бы небольшой грех не есть какая-то маловажная и незначительная вещь, не оказывающая на человека особого влияния. Напротив, каждый грех есть смертельный яд, убивающий душу и отдающий ее во власть диавола. И от этих смертоносных ядов, изготовленных в лабораториях ада, существует лишь одно противоядие — покаяние.

Покаяние есть тайна бесконечной любви Божией. Если бы Бог не дал нам покаяния, то ни один человек не спасся бы, но все без исключения погибли бы в аду. Ибо в духовном мире существуют свои законы, в соответствии с которыми человек, сделавший грех, должен быть наказан — и в этой временной жизни, и в вечности. Ведь и в физическом мире есть свои законы: например, если человек выпрыгнет из самолета без парашюта, то он непременно должен разбиться. Или государственные юридические законы: если человек нарушил такую-то статью Уголовного кодекса, он должен быть посажен в тюрьму на определенный срок, а иногда даже и пожизненно.

Подобным образом действуют и духовные законы. В книге Апокалипсис сказано: «Кто ведет в плен, тот сам пойдет в плен; кто мечом убивает, тому самому надлежит быть убиту мечом». Это значит, что существует некоторый духовный закон, согласно которому тот, кто убивает, должен сам быть убит. Исполнение этого закона мы можем наблюдать в жизни. Так, разбойники и бандиты, убивающие людей, редко умирают своей смертью, но почти всегда погибают насильственно. Или еще пример: после революции 1917 года в России пролились целые реки крови, однако палачи и убийцы, пролившие ее, почти все были сами расстреляны в 1937—1938 годах. Здесь, говоря словами старца Паисия Святогорца, сработал духовный закон — тот самый, о котором говорится не только в Апокалипсисе, но и в других книгах Священного Писания: поднявший меч от меча погибнет.

И эти законы срабатывают не только на земле. Смертоносная сила греха направлена прежде всего в вечность — чтобы там отлучить человеческую душу от Бога и поразить ее вечной смертью. Человек, сделавший грех, по духовному закону подпадает под власть диавола и потому должен находиться там же, где и диавол, то есть в аду.

Следует сказать, что духовные законы действуют неотвратимо, так что никто не может их отменить, — никто, кроме Самого Господа Бога. Только Он один имеет власть над ними, имеет, по слову Писания, ключ, который отворяет — и никто не затворит, затворяет — и никто не отворит. В каких же случаях Господь отменяет духовные законы? Он отменяет их в том случае, если человек кается. В этом и заключается чудо покаяния — даже самого закоренелого грешника оно способно вывести из преисподней и переселить в Рай. Например, человек совершил много тяжких грехов и по духовным законам непременно должен быть наказан. Однако если он предпримет должное покаяние, то эти законы по отношению к нему перестают действовать, и он не только получает от Бога прощение и избавление от наказания, но и возводится Богом из греховной бездны, куда он ниспал, на прежнее достояние, какое имел до совершения грехов.

Это может показаться невозможным чудом, однако если мы вспомним, что для христиан, читающих молитву «Отче наш», Бог является Небесным Отцом, то все сразу становится понятным. Ибо если и земной отец прощает вину кающемуся сыну, то тем более прощает ее Отец Небесный.

Пример отмены духовных законов хорошо виден из Евангельского повествования о блудном сыне, тяжкие грехи которого отец не помянул, но с радостью ввел раскаявшегося сына в дом. Также это хорошо видно на примерах многих святых, пришедших к Богу от великих грехов и освятившихся через покаяние. В качестве самого яркого такого примера можно указать на житие преподобной Марии Египетской, память которой мы сегодня совершаем.

Мария жила в столице Египта Александрии, в конце V века, и в молодости была блудницей, женщиной легкого поведения. Она буквально утопала в грехах и являлась дочерью геенны и погибели. Надежды на ее спасение, казалось, не было никакой. По всем духовным законам она подлежала осуждению. Но вот в ее душу пришло покаяние, у нее с глаз как бы спала пелена, и она увидела мерзость и безобразие своих грехов. Покаяние изменило ее жизнь до неузнаваемости, произошло чудо — из великой грешницы она стала великой подвижницей и одной из самых великих святых.

Почему же, спросит кто-нибудь, покаяние имеет такую силу? Потому что в покаянии сокрыта тайна бесконечной любви Бога к падшему и грешному человеку. Тяжкие грехи — это огромная глыба или гора, но любовь Божия — океан, в котором эта гора тонет. Нужно только сбросить ее с себя, то есть нужно покаяться.

Следует также сказать, что житие преподобной Марии имеет к большинству из нас самое прямое отношение. Между ее жизнью и нашей имеется как сходство, так и различие. Сходство заключается в том, что многие из нас были призваны в Церковь уже в зрелом возрасте, успев совершить в жизни множество грехов. Различие же состоит в том, что преподобная Мария стала великой святой, а мы пока не стали. Почему это так? Потому что покаяние преподобной Марии было несравненно более глубоким и сильным, чем наше. Она поистине сотворила достойные плоды покаяния. Ее покаяние было огненным. Она имела непоколебимую решимость следовать за Христом даже до смерти, а святые отцы говорят, что горячее произволение в один час может принести Богу более благоугодного Ему, чем труды долгого времени без него. Вот потому и восприяла преподобная Мария от Бога прекрасный и неземной дар святости. Мы же не имеем горячего произволения следовать за Христом, а потому хотя и идем за Ним по той же дороге, но плетемся с низкой скоростью, часто останавливаемся, а то и вообще движемся вспять. И потому те, кто имеет покаяние и горячее произволение, легко нас догоняют и перегоняют. Старец Паисий говорил, что если люди, живущие в миру, имеющие необузданный характер и обуреваемые страстями, не отчаются, но обратятся на покаяние и, возложив упование на всемогущество Божие, повернут руль своей мощной машины вверх, то очень скоро они обгонят другие машины, которые ехали много лет впереди них с низкой скоростью. Во времена молодости преподобной Марии в Александрии было много христиан. Наверное, глядя на ее блудную и скверную жизнь, они часто осуждали ее. Однако, обратившись к покаянию и изменив свою жизнь, она быстро обогнала всех тех, кто ее осуждал, кто двигался впереди нее с низкой скоростью…

Из жития преподобной Марии извлечем для себя, братия и сестры, два важных урока. Во-первых, никого никогда нельзя осуждать, даже явных и тяжких грешников. Преподобную Марию осуждали очень многие, а она стала одной из самых великих святых. И во-вторых, попытаемся увидеть со стороны самих себя и определить — движемся ли мы, и с какой именно скоростью движемся по пути христианской жизни? Не стоим ли мы на месте? Не плетемся ли черепашьим шагом? Не делаем ли один шаг вперед и два назад? И после того как мы это определим, постараемся увеличить ту скорость, с которой мы идем за Христом, с которой движемся по пути спасения. Аминь.

Источник: http://www.zavet.ru/

text-iconСвященник Сергей Ганьковский

Мария Египетская

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Когда Господь говорит: «Царство Мое не от мира сего» (Ин.18.36), — понятно, что, прежде всего, Он предупреждает нас от безумной ошибки, в которую впали жители Иерусалима, встречавшие своего Царя, как человека, который пришёл решить их земные проблемы, как государственного мужа, который благоустроит их повседневную жизнь, как нового начальника, призванного заменить коррумпированные и разложившиеся прежние власти.

Когда Господь говорит: «Царство Мое не от мира сего», — Он предостерегает Своих учеников от, как потом оказалось, постоянных попыток использовать камни, предназначенные для строительства храма, в совсем других целях. Он предваряет Церковь от увлечения борьбой за земное в ущерб попечениям о Небе.

Когда Господь говорит: «Царство Мое не от мира сего», — Он, кроме того, указывает нам на то, что правда мира сего и правда Божия не только несовместимы, но слишком часто противостоят одна другой, и «оправдана премудрость чадами ее» (Мф.11.19), то есть, лукавый и празднословный мир готов признать добром и благом не то, что воистину добро и благо, а то, что удобно и полезно здесь и сейчас.

Это особенно отчётливо осознаётся сегодня, в пятое воскресенье Великого поста, когда Церковь Христова празднует память преподобной Марии Египетской.

Мудрость человеческая, сформулированная в восточной пословице, предписывает каждому человеку для исполнения жизненного призвания совершить три важные вещи: посадить дерево, построить дом и вырастить сына. Мудрость человеческая в форме афоризма указывает человеку на то, что жизнь его должна быть отдана другим людям, потому что и дерево, и дом, и, наконец, сын – это ведь только символы разных видов служения. Это, конечно, призыв к самопожертвованию, к отказу от эгоизма. Герои, которых мы чтим, великие люди, от полководцев и царей до звёзд эстрады, — всё это примеры самоотверженного служения человечеству. Служения настолько разного, что иногда очень трудно сопоставить, например, маршала Жукова и Аллу Пугачёву, а некоторым такое сопоставление покажется просто кощунственным.

Однако сегодня, как бы в укор всем нашим мудрствованиям, всем нашим представлениям о величии человека, Святая Церковь предлагает образ преподобной Марии, житие которой никогда и ни в каких частях не похоже на жизнь героев бесчисленных человеческих войн и на блистательное бытие кинозвёзд.

За всю свою длинную семидесятисемилетнюю жизнь преподобная Мария Египетская не сделала ничего для других. И уж, конечно, она не взрастила ни одного дерева, не построила ни одного дома, не родила и не воспитала ни одного ребёнка. Она на самом деле всегда жила только для себя, она занималась только собой, она думала только о себе.

Так было, когда двенадцатилетним подростком она оставила родительский дом, чтобы предаться безумному и бесстыдному блуду. В продолжение долгих семнадцати лет эта юная девица погрузилась в безудержное и ненасытное любодеяние, полагая только в нём одном смысл жизни человеческой. Думала ли она тогда о других: о своих несчастных родителях, брошенных ею, или о тех, кого её безумная похоть увлекает в вечную погибель? Едва ли. Но Бог милосердный, Который «не хочет смерти грешника» (Иез.33.11), совершил чудо, потому что «когда умножился грех, стала преизобиловать благодать» (Рим.5.20). И подобно тому, как в Кане Галилейской, простая вода не естественным путём физико-химических превращений, а в результате чуда, мгновенно, стала вином, так и здесь, сожжённая грехом блудница в мгновение времени сделалась святой.

Преизобиловавшей благодатью Святого Духа похоть стала любовью не в результате многолетнего подвига брачного союза, как это бывает в порядке обычной человеческой жизни, а мгновенно и сразу.

И что же святая? Направила ли она данный ей дар Святого Духа на служение людям, на проповедь покаяния? Нет. Она ушла в страшную безжизненную пустыню, где в продолжение сорока семи лет, без пищи, крова и одежды она плакала о своих грехах. Она думала о самой себе. Она спасала свою душу.

«Где мудрец? где книжник? где совопросник века сего? Не обратил ли Бог мудрость мира сего в безумие? Ибо когда мир своею мудростью не познал Бога в премудрости Божией, то благоугодно было Богу юродством проповеди спасти верующих» (1 Кор.1.20,21), — так апостол Павел объясняет нам, одержимым идеями гуманизма, ту самую простую мысль Спасителя, с которого мы начали сегодняшнее слово о святой преподобной матери нашей Марии Египетской: «Царство Мое не от мира сего». Царство Божие – не от мира сего и Церковь Христова – не от мира. Поэтому люди Церкви, поэтому преподобные и богоносные отцы и матери наши всей жизнью своей, всем подвигом своим научают нас единственному пути к спасению: углубление в собственную душу. Поэтому и способ спастись у святых один, указанный Христом: «Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего (Мф.7.5). Поэтому итогом всей жизни преподобного Сергия, игумена и чудотворца Радонежского, стали слова: «Братие, себе внимайте»! Поэтому и другой светоч нашей Церкви, преподобный Серафим Саровский смысл и цель жизни христианина объяснил простыми словами: «Спасись сам, и вокруг тебя спасутся тысячи».

Преподобная Мария Египетская всю свою жизнь занималась только собою. Святая подвижница внимала только себе, но и к ней вполне можно отнести слова апостола Петра, которые он сказал о Христе Спасителе: «ранами Его вы исцелились» (1 Пет.2.24). Она молилась только о себе, но помогает спастись нам. Она думала только о себе, но память о ней поддерживает и нас, слабых и грешных, в нашей борьбе с грехом. Она никого и никогда не призывала к воздержанию и целомудрию, но пример её отчаянной борьбы с блудными помыслами даёт и нам, малодушным и маловерным, надежду на победу. Аминь.

16 апреля 2000 г.

Источник: http://www.zavet.ru/

text-icon

Протоиерей Андрей Ткачев

Радуйтесь, развратники кающиеся…

Характеристики «мира сего» в устах Иисуса Христа емки и кратки. «Кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий…» (Мк. 8:38)

Два слова: «Прелюбодейный и грешный». Хотя прелюбодеяние тоже грех, нельзя, очевидно, сказать просто «грешный». Нужно все же выделить прелюбодеяние в отдельную категорию, потому что это – грех господствующий. И не говорит Господь: «в роде сем, вороватом, лицемерном, корыстном, ханжеском, жестоком», и прочее, и прочее. Всего этого перечислять не надо, а вот прелюбодеяние – надо. «В роде сем прелюбодейном и грешном».

О Лоте и о Содоме сказано, что он «живя между ними (содомлянами), ежедневно мучился в праведной душе, видя и слыша дела беззаконные» (2 Пет. 2:8) Притом еще и назван «праведным» тот, кто после бегства из гибнущего города стал отцом собственных внуков, поскольку в пьяном виде спал с дочерьми. Сказано, что Господь «праведного Лота, утомленного обращением между людьми неистово развратными, избавил» (2 Пет. 2:7)

Итак, если человек не вполне святой мучается, живя между любителями всякого беззакония, то как же нужно было мучиться Господу Иисусу, живя среди людей! Это нашим больным глазам нынешнее состояние человечества представляется чем-то привычным и естественным. Чистым глазам Богочеловека это же зрелище предстает, возможно, чем-то похожим на лепрозорий.

Становится понятным горький возглас Иисусов: «О, род неверный и развращенный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас?» (Мф. 17:17) Опять два слова: «неверный и развращенный». Неверность означает и склонность к измене, и непостоянство в добре, и подмешивание лжи в истину. А развращение понятно без объяснений. «Неверный и развращенный», «прелюбодейный и грешный», таков наш мир, согласно кратким Христовым характеристикам. А, значит, таковы и мы в нем, потому что нельзя одной из ниток ковра сказать, что «в этом ковре все нитки грешные, кроме меня». Нет. Если мы все еще живем по понятиям, и обычаям мира сего (обычаи всегда сильнее законов), то все характеристики мира относятся к нам напрямую.

Нужно внутреннему человеку выйти из привычного круга мертвых понятий; выйти, как евреям – из Египта. Тогда исполнится слово Христово из последней Его молитвы: «Не молю, чтобы Ты взял их из мира, но чтобы сохранил их от зла. Они не от мира, как и Я не от мира» (Ин. 17:15-16)

Блажен, кто понимает, о чем речь, и не только понимает, но и делает. Тот усыновляется Богу, по сказанному: «выйдите из среды их и отделитесь, говорит Господь, и не прикасайтесь к нечистому; и Я прииму вас. И буду вам Отцом, и вы будете Моими сынами и дщерями» (2 Кор. 6:17-18)

Мир таких не любит. «Таких», это тех, кто живет «здесь», но не «по-здешнему». Те, кто в грехе полагает счастье, те «дивятся, что вы не участвуете с ними в том же распутстве, и злословят вас» (1 Пет. 4:4). Сначала просто дивятся и едко злословят. Потом…

Но скажет некто: «Я весь осквернился, весь испачкался. Что делать мне? Как освящаться?». То же делать, что и всем христианам. И тот, кто свят с пеленок, и тот, кто грешен до седин, должны духом пламенеть и Господу служить. Евангелие возвещено грешникам. Только нужно ушами сердца расслышать голос Доброго Пастыря и не делать вид, что вы ничего не слышали. «Ибо довольно, что вы в прошедшее время жизни поступали по воле языческой, предаваясь нечистотам, похотям (мужеложству, скотоложству, помыслам), пьянству, излишеству в пище и питии и нелепому идолослужению» (1 Пет. 4:3)

Вот к кому обращено слово спасения: и к скотоложникам, и к мужеложникам, и к пьяницам, и к идолопоклонникам. А поскольку совесть все мучит и мучит; и поскольку примеры утешают лучше всего, то есть и особая радость для всех людей, чья память, как архив, полна воспоминаниями, свидетельствующими против самого человека. Эта радость – жизнь Марии Египетской.

Веселитесь, замученные совестью блудники и блудницы! Радуйтесь, развратники, сердцем уставшие от разврата! Пакостники, вылезайте на свет Божий и перестаньте бояться дневного света! Все, осквернившие ум и плоть обесчестившие, рцыте Богу: «Слава Твоему милосердию!». Приспела память великого человека, сумевшего развернуться от грехов к Господу не на 45 градусов, и не на пол-оборота, как большинство, а всецело. В градусах это – 180.

И плоть бесилась, и сатана злился, и мир издалека щелкал зубами на убежавшую добычу (прочтите Житие). А она знала одно занятие – плач, и одну Заступницу – Матерь Распятого и Воскресшего. Теперь собеседница ангелов, тезоименитая Богоматери, святая имеет силу помогать грешникам. Таков закон Духа: «Как Сам Он претерпел, быв искушен, то может и искушаемым помочь» (Евр. 2:18)

Закон сей как для Воплотившегося Единородного, так и для любящих Его.

О, Мария, глубоко павшая и великих высот затем достигшая, молись о нас, живущих в мире, не победивших плоть и принимающих в себя раз за разом «раскаленные стрелы лукавого» (СМ. Еф. 6:16).

Горько и страшно думать о том, до каких глубин ты опускалась. Но Божественным весельем дышит твое исправление. Читая и слушая о тебе, мы все понять должны, что твоя святость — не только твоя святость. И грехи твои, это не твои только грехи.

Общий грех на тебе отразился и стал всему миру виден. И общее спасение на тебе проявилось, и об этом нельзя не знать.

Твое дело ныне – радоваться, наше – трудиться и каяться. Помогай нам, просим. Помогай, Мария. И не только в день твоей памяти.

18 апреля 2013 года

text-icon

Священномученик Серафим (Чичагов)

Слово в Неделю 5-ю Великого поста.  О призыве Божием

Древний Иерусалим приготовил­ся к великому христианскому празднику Воздвижения Честного Креста Господня. С раннего утра извилистые и узкие улицы напол­нились паломниками, странниками, нищими и множеством наро­да. Вся эта толпа двигалась по направлению к храму Воскресения, постепенно увеличиваясь, нарастая и ширясь по мере приближе­ния к великой церкви, чтобы присутствовать на торжестве Воздви­жения и приложиться к Животворящему Кресту. Ясное небо и яр­кие, жгучие лучи солнца еще больше оживляли и разукрашивали эту картину пестрой толпы, представлявшей смешение всех народ­ностей и возрастов, объединенных молитвенным настроением, чувством благоговения, сильной верой в Спасителя своего, добро­вольно распявшегося за человечество. Кругом храма виднелось це­лое море голов в различных уборах, и только присутствие шала­шей, шатров и палаток, белевших на площади, говорило, что здесь мир насильственно внес с собой житейскую суету и разлад в эти святые, народные чувства. Вблизи шатров двигалась веселая моло­дежь из местных жителей, имея впереди себя простую египтянку необыкновенной, поразительной красоты. Стройная, высокого роста, с шарфом на голове, с чрезвычайно длинными волосами, она привлекала к себе внимание толпы. Хотя ее свободное обраще­ние с молодежью, резкие движения и смелые речи вызывали осуж­дение паломников и богомольцев, но все невольно заглядывались на ее поразительно красивые черты лица.

Когда настал час духовного торжества, врата храма распахну­лись настежь. Весь народ устремился к храму, и египтянка, покоря­ясь общему движению, решилась тоже из любопытства идти туда же. Замотав свой длинный шарф кругом шеи так, чтобы он закрыл лицо наполовину, она вошла в толпу. От множества народа и страшной давки еле можно было дышать в середине толпы, и после многих усилий с большим трудом приблизилась она к вратам хра­мового притвора. Наблюдая отсюда за входящими, она увидела, как народ и справа и слева проникал в притвор, чего ей не удавалось достигнуть. Даже стоявшие с нею рядом подвигались вперед, но она оставалась все на том же месте. Несколько раз она напрягала все свои силы, чтобы приблизиться к входу, но каждый раз толпа отодвигалась напором назад и увлекала ее с собой. Приписывая это своему женскому бессилию, она попробовала присоединиться к другой толпе и, действительно, достигла с нею притвора, но тут по­вторилось то же самое. Из притвора шла лестница кверху, на Голго­фу, и надо было поэтому добраться до двери. Ее нога несколько раз касалась порога храма, но всегда какая-то сила отстраняла ее. Егип­тянка смутилась. Три-четыре раза пробовала продвинуться вперед, но не имела успеха. Наконец, обессилев от давки, в полном изнемо­жении, она отступила и стала в углу притвора, прислонившись к стене. Здесь она очнулась и ясно поняла, что происшедшее не слу­чайность, а какая-то сверхъестественная сила не допустила ее при­близиться к великой святыне. От стыда в ней заговорила совесть, и она сознала свое недостоинство, свою порочность, нечистоту, и в один миг вспомнилась ей вся ее греховная прошлая и настоящая жизнь. Увлеченная своею ужасною страстью, она своевольно поки­нула родителей, предалась разврату и за 17 лет ни разу не вспомни ла о Боге, о своей душе, о будущей жизни. Явилась она в Иерусалим тоже не для поклонения святым местам, а прибыла из Александрии на корабле с паломниками, среди которых было много молодых людей. Ни вид святого храма, ни земля, освященная стопами Хрис­та, ни духовное настроение паломников не остановили ее пред дурными замыслами. Только в эту минуту ее безумие и бесстыдство со всею ясностию раскрылись пред нею.

Потрясенная таким чудом и своим сознанием, она заплакала, за­рыдала, начала бить себя в грудь и от ужаса сделалась как исступлен­ная. Всматриваясь невольно в недоступный для нее путь на Голгофу, она увидела на вышине нескольких ступеней лестницы икону Бого­матери, написанную на стене. Ее открытый, ясный и строгий взор поразил грешницу, а добрая улыбка, сложившаяся в углах рта, дала ей надежду быть услышанной. Она бросилась к иконе, так как народу было уже немного, упала пред Нею на колени и, ломая свои руки от ужаса и отчаяния, воскликнула: «Матерь Божия, Ты все знаешь и все видишь! Я достойна быть отвергнутой и даже казненной! Я бросила родителей, я забыла Бога, я осквернила себя ужасной жизнию, но Христос, Сын Твой, приходил на землю спасти грешников. Ты ви­дишь, я уже наказана, оставлена всеми честными людьми, опозоре­на, обманута и одинока! Спаси меня. Испроси мне повеление войти в храм, чтобы узреть тот Животворящий Крест, на котором распялся и за меня Христос Спаситель! Будь моей Споручницей, не хочу я про­должать мою позорную жизнь, укажи мне путь, чтобы спастись!»

Подкрепленная долгою, искреннею и горячею молитвою, она встала. Вошедший в это время народ, как по чьему-то побуждению, не давая ей уйти назад, присоединил ее к себе и привел на Голгофу. От страха и волнения она еле устояла на ногах, когда увидела во­друженный Честной Крест Господень. Не обращая внимания на тес­ноту и давку, она всем сердцем устремилась ко Христу, Которого мысленно представила себе распятым, с пламенной мольбой о прощении и спасении! Точно по чьему-то дуновению у нее сразу открылись духовные очи, и она начала постигать Тайны Божий. По­няла она ясно, что Сын Божий свидетельствует ей Своими крестны­ми страданиями о том, что она не ошиблась, что Он взял с Собою на Крест все ее грехи, что она уже искуплена и прощена, если только навсегда отречется от прежней жизни и сделается Христовою. Ис­чезнувший в это время из ее сердца страх заменился не только на­деждою на спасение, но и неизъяснимою радостию. Чувство бес­предельной преданности1 и благодарности охватило все ее существо. Она не заметила, как время прошло на молитве, и насту­пила ее очередь приложиться к Святому Кресту. С трепетом упала она пред ним и облобызала его. Но народ, теснившийся в очереди, не дал ей опомниться, и она быстро была опять увлечена в толпу. Почувствовав сразу не только облегчение, но и приток необычай­ной силы, эта грешница поспешила назад, к иконе Богоматери, с благодарственною молитвою за оказанную помощь.

Еще долго молилась она, стоя на коленях пред этой чудотвор­ной иконой Споручницы грешных, и со слезами просила указания, как ей теперь исполнить данный обет. И вдруг она услышала как бы издалека говорящий ей голос: «Если перейдешь чрез Иордан, то найдешь себе полное успокоение!» — «Владычице, не оставь ме­ня!» — воскликнула она в ответ. И, повторяя эту мольбу, она покину­ла притвор. Быстро пошла она по площади, закрыв все лицо своим шарфом и не зная, где, в какой стороне река Иордан. Вдруг кто-то схватил ее за руку и, подавая три монеты, произнес: «Возьми себе!» Она тотчас решила купить себе на эти деньги три хлеба и восполь­зовалась покупкой, чтобы расспросить путь к Иордану. Продавец указал ей городские ворота, которые должны были вывести ее на дорогу. Целый день она шла, то плача, то радуясь, и к закату солнца увидела, наконец, крест храма Иоанна Крестителя, стоявшего на берегу реки. Помолясь в церкви, она пошла умыться в Иордане и за­тем вернулась в храм, чтобы причаститься Святых Тайн. После это­го, утолив голод половиною одного хлеба, она заснула, лежа на го­лой земле. Проснувшись рано утром, она отыскала небольшую лодку и переправилась на другой берег. Ее глазам открылась беско­нечная пустыня! Казалось, что в ней не только нельзя встретить че­ловека, но здесь и зверю нечем питаться. Войдя на возвышенное место, она сняла с головы свой шарф, распустила роскошные воло­сы, которые ниспадали по спине до самых пяток, и, преклонив ко­лена, с поднятыми к небу руками начала слезно молиться Богома­тери. Долго по тихой воде неслись ее воздыхания и вопли:

«Владычице, не оставь меня!» Затем она скрылась от человеческих глаз. Только по прошествии 47 лет старец-инок Зосима однажды встретил ее в пустыне ночью, эту — из великих грешниц — великую праведницу, преподобную Марию Египетскую, и видел своими гла­зами, как она на молитве подымалась на воздух, а потом, через год, как она перешла к нему по Иордану поверх воды, когда он ждал ее на том берегу со Святыми Дарами для ее приобщения.

В пятую Неделю Великого поста Святая Церковь прославляет преподобную и приводит нам на память ее жизнь — в назидание. Ныне есть еще больше людей, которые, пользуясь свободой, свое­вольно и безотчетно, наподобие несчастной Марии, ни перед чем не останавливаются и бесстрашно бросаются на неведомые им волны житейского моря, увлекаемые страстями и мечтами о приво­лье, усладе, беззаботности и славе. О, это предательское, житейское море! Оно обширно, величественно, глубоко, красиво, таинственно и невольно притягивает к себе человеческие сердца. Почти никог­да оно не бывает тихим, покойным, лазурным, а более волнующим­ся и бурным. Непрестанно вздымающиеся волны, как бы преследуя друг друга, борются между собою, шумят, переговариваются, спо­рят и пенятся какою-то злобою и ненавистию. Стремясь разрушить все, что несродственно их стихии, эти волны, приближаясь к бере­гу, к неподвижным камням и скалам, бросаются на них с какою-то яростью и страстностью, но, разбиваясь о них, как о неприступные твердыни, как о несокрушимую вечность, убегают в глубину безза­конного моря, подражая своим шумом, кипением и стоном говору и недовольству несметной человеческой толпы. Люди, отдавшиеся воле этого бушующего житейского моря, обессиленные стихией, невольно вовлекаются в его страсти, вечную борьбу и злобу. Они перестают даже мыслить о том, что противно их пленению, униже­нию и поглощению чувственностью; усыпляются незаметно для се­бя движением и плеском волн и теряют сознание об опасности, близости гибели и неизбежности Суда Божия. Многие спят духовно день и ночь, всю жизнь, от колыбели и до гроба! Не примечают жи­вущие одною чувственностию, как эти волны, поднимая их ради славы и обмана на свои вершины, затем опускают их все ниже и глубже, готовые поглотить, уничтожить, погубить и выбросить как ненужные, опостылые трупы на каменистый дикий берег.

В этом житейском море люди одиноки. И как трудно они при­ходят к сознанию, что есть у них только один искренно любящий, всепрощающий, неизменный и всесильный Покровитель, истин­ный Друг и милосердый Спаситель Христос! Не разумеют они ис­тины, правды Божией и, не будучи в силах преодолеть своего ду­ховного сна, как слепые, не видят Христа, стоящего к ним, грешникам, ближе, чем к праведникам. Христос Спаситель, не на­силуя воли человеческой, но действуя привлекающей Божествен­ной благодатью, будит сонных, спящих духовно, призывает их к восстанию, возрождению покаянием, вразумлению, и именно тог­да, когда люди уже начинают гибнуть в волнах житейского моря. Благодать, как дыханием беспредельной любви, своим живитель­ным теплом согревает захолодевшее сердце человеческое; она не оставляет даже самого последнего из грешников. Нет человека, ду­ховно рожденного Таинствами Церкви, которого бы благодать Бо-жия не призывала видимо, ощутительно к сознанию своей грехов­ности и близости к гибели. Но если даже эти чудесные призывы Божий, сверхъестественные действия Духа благодати, беспредель­ная любовь Христова остаются бессильными и бесплодными для оживления помертвевшего естества человеческого, то что сказать о таких людях, гибнущих в своем непрестанном рассеянии и ожесто­чении? Если пример Марии Египетской может иным казаться ис­ключительным потому, что она в один час пришла в полное созна­ние и перешла из одного мира в другой, из мира мечтаний в мир действительности, то мало ли найдется между нами, живущими на земле теперь людьми, свидетелей тайных и явных призывов Божи-их к покаянию и вразумлению?! Чтобы поведать миру о явных про­явлениях благодати Божией, потребовалось бы написать тысячи книг с изложением не только историй таких людей, как свв. апос­толы, христианские мученики, столпы Церкви, святители и препо­добные, или фараон, Илия, Давид, Саул, блаженный Августин, Константин Великий, жизни которых опять бы признали исключи­тельными, но спасенных сновидениями, всевозможными бедами и опасностями, удивительным стечением обстоятельств, одним ело вом, сказанным вовремя, чтением Священного Писания и в осо­бенности Евангелия, тяжкою болезнию, обмороком или замирани­ем, мыслию о любимой благочестивой матери, таинственным про­буждением во время богослужения, слышанной в Церкви проповедью, взглядом на чудотворную икону, присутствием при смерти близкого или необыкновенного человека, искренней друж­бой, благодатной беседой и прочее. Все люди, уразумевшие призыв Божий и пробудившиеся от духовного сна, подобно дивной Марии, мгновенно переходят из мира мечтаний в мир действительности, и не надо далеко искать их, ибо каждый из нас, глубоко верующий те­перь и преданный Церкви и правде Божией, может поведать сомне­вающемуся в призывах Божиих свою поучительную историю.

«Горе тем, — сказал Христос, — которые не уразумеют время по­сещения Моего!» Не желают они по жестокосердию уразумевать призыв Господень ни из Евангелия, ни из собственного размышля­ющего ума, ни из совести, откуда бы то ни было; призыв к делу Бо-жию, к делу веры и добродетели, к молитве, к укрощению плоти, к отвержению суеты. И голос этот, глубоко проникающий в их серд­це и говорящий, что Христос невидимо мимо идет и взирает на них, они насмешливо принимают за собственную мечту! Горе вели­кое потому, что подобный призыв Божий может больше не повто­риться! Как горько заплакал Христос, говоря Иерусалиму: «О если бы ты хотя в сей твой день узнан, что служит к миру твоему! но это сокрыто ныне от глаз твоих» (Лк. 19,42). Аминь.

Источник: http://www.pravoslavie.ru/

text-icon

Слово в Неделю 5-ю Великого поста

Житие преподобной Марии Египетской, ныне вспоминаемой святой Церковью, вероятно, большинству из вас известно. Вы знаете, что она была великой грешницей, блудницей, увлекшей в сети беззакония весьма многих. Знаете, как потом она, не будучи допущена к поклонению древу Животворящего Креста Христова вместе с прочими, раскаялась и удалилась в пустыню, где подвизалась 47 лет в посте, молитве и борьбе со страстями своими, – как она подвигами своими настолько победила страсти плоти, что уподобилась бестелесным Ангелам, во время молитвы своей возносилась от земли и легко переходила Иордан стопами своими.

Для чего же, подумает, быть может, кто-либо из вас, нам, столь еще юным и не знающим глубины страстей, напоминается о той, которая была великой грешницей, «в бездне зол погружаемою»?[1]

Для того, во-первых, чтобы никто не относился легкомысленно к грехам, которые совершаются в юности. А между тем большинство людей на грехи юности смотрят слишком легко, как на невинные, даже милые забавы, которые не оставят потом в душе никакого следа. Как глубоко заблуждаются эти люди! Вспомним, что ведь Мария на 12-м году жизни ушла из дома родителей в Александрию, чтобы предаться греховной жизни. А источником скольких бедствий послужили для нее эти грехи, которым начало положено было в юности! Как мучили ее в пустыне воспоминания об удовольствиях прежней греховной жизни, как в изнеможении от борьбы со страстями она падала на землю и целые дни лежала без чувств, как испытывала от этой борьбы еще на земле как бы муки ада, будучи опаляема огнем страстей, разгоравшемся в ее сердце, и совне терпя то холод, то зной в пустыне! Совершенно напрасно думают, что не юность, а старость – время, наиболее удобное для борьбы со страстями. Юность – возраст, в котором особенно часто определяется вся последующая жизнь или в сторону добра, или в сторону зла. Вот что говорит об этом возрасте святой Иоанн Богослов: «Пишу вам, юноши, потому что вы сильны и победили лукавого» (1 Ин. 2, 13-14), то есть сильны для борьбы со страстями и их виновником – диаволом и наиболее удобно можете побеждать их.

Люди, считающие маловажным грехи юности, забывают, что грехи малые легко превращаются в великие. Грех начинается с помысла, иногда совершенно невольно возникающего в душе, затем, если помысл не будет тотчас отогнан, является внимание к нему ума, еще далее услаждение сердца, далее решение воли и самое дело: из греховных дел рождаются страсти, которые, укрепляясь от повторения, становятся неодолимыми. Отсюда понятно, что как искру нужно гасить вначале, пока она не зажгла какое-либо горючее вещество и не воспламенила пожара, так и борьбу с грехом нужно начинать с первой ступени, с изгнания греховных помыслов из души. Особенно нужно это сказать о страсти, которой поработила себя Мария, страсти наиболее сильной и неодолимой. В какую бездну погибели ввергает эта страсть, если вовремя не начать вести с нею борьбу! Отсюда падения, отсюда муки и терзания душевные, отсюда взаимная ненависть и вражда, доходящая до убийства, отсюда измены, расстройство семей, гибель детей!..

Правда, вы возрастаете здесь под сенью святой Церкви и предохранены в какой-то мере от опасности впасть в страсти, которым предана была Мария, но ведь освящение душ наших Церковью не может совершаться против нашей воли – необходимо, чтобы любовь к Церкви столь же глубоко укоренилась в душе нашей, сколь глубоко укоренились в душе Марии страсти. Не тот проникнут духом церковности, кто лишь приходит в храм, иногда лишь по привычке и как бы против воли, но тот, кто, хотя бы и не бывая в храме, подобно преподобной Марии столь же глубоко, как и она, внедрил Христа в свое сердце, кто со столькими же слезами и воздыханиями, как и она, исторгнул из души своей боровшие ее страсти.

Исторгши великими подвигами из бездны погибели и направивши на путь спасения свою собственную душу, преподобная Мария сделалась образом покаяния для всех родов. Вот указание того образа, каким люди должны подготовляться к учительству других. Желающих сделаться учителями других всегда было много, весьма много их и из среды женщин, из которых одни хотят сделаться носительцами и распространительницами света Христова, другие же – распространять в народе и обществе идеи и понятия века сего. Первые уподобляются тем женам, которые в первое время христианства совершали служение апостольское, помогая апостолам. Но пусть желающие учить других и апостольствовать не забывают и того, как преподобная Мария соделалась образцом покаяния для народов, как апостолы, также не без подвигов, сделались распространителями света Христова на земле: За Тебя (Христа), – говорили они о себе, – умерщвляют нас всякий день (Рим. 8, 36), усмиряю и порабощаю тело мое, дабы, проповедуя другим, самому не остаться недостойным (1 Кор. 9, 27). Без этого подвига желающие учить других женщины легко могут явиться в числе тех, которых апостол назвал «водимыми различными похотями, всегда учащимися и никогда не могущими дойти до познания истины» (2 Тим. 3, 6-7).

 Да будет же памятен нам образ преподобной и да сделается воспоминание о нем источником всегдашнего назидания для нас! Да сделает это воспоминание более чувствительным наше сердце к грехам малым, превращающимся вследствие нерадения в великие; да не утрачивается эта чувствительность совести особенно в вашем, женском сердце, которое от природы более чувствительно! Да возбудит нас воспоминание о подвигах преподобной, 47 лет подвизавшейся в пустыне, к упорной и терпеливой борьбе со страстями нашими, а если кому-либо случится впасть в какой-либо грех и сделаться рабом страсти, то да сохранит падших от отчаяния воспоминание о великом милосердии Божием, извлекшем из глубины погибели величайшую грешницу! Аминь.

Публикуется по: Священномученик Фаддей (Успенский), архиепископ Тверской.
Творения. Книга 1. Проповеди. Тверь, «Булат», 2002

text-iconПроповедь протоиерея Василия Михайловского. Неделя пятая Великого поста.

Немного времени осталось и до Страстной, Великой недели. На ней Православная Церковь усиливает пост, удлиняет богослужение, увещевает христиан глубже почувствовать ту любовь, какую Христос явил к нам в Своих страданиях, распятии и смерти. Мало того, святая Церковь и заблаговременно приготовляет нас к сей неделе. Так, она и сегодня возвещает нам, что Христос, а не кто другой, есть наш Спаситель, наш Заступник, Ходатай пред Богом и наш Первосвященник… ►


text-iconПроповедь священника Иоанна Павлова. О покаянии. Преподобная Мария Египетская.

Христос, Сын Божий, выйдя на проповедь, начинает ее со слова о покаянии: покайтесь, ибо приблизилось Царствие Небесное. Отсюда видно, что все, желающие войти в Царствие Небесное, непременно должны покаяться – без покаяния никто туда не войдет. Заповедь о покаянии исполнили в своей жизни святые, которые оставили многие свидетельства о ее силе и важности. «Не думайте о покаянии легко, – говорит святитель Игнатий Брянчанинов, – покаяние есть душа всех подвигов, это общее делание, которое должно одушевлять все прочие делания. Одни пребывающие в истинном покаянии достигли истиннаго преуспеяния… Милосердый Господь уготовал нам дивное, небесное, вечное Царство, указал дверь, которою мы можем войти в спасительную пажить Духа и Истины, дверь покаяния. Если пренебрежем покаянием, – без всякого сомнения, останемся вне. Добрые дела естественные, по чувствам, никак не могут заменить собою покаяния…»

Человек есть существо глубоко падшее и поврежденное. Все мы от природы наследуем генетическую болезнь Адамова греха. «Лукаво сердце человеческое более всего, – читаем мы в книге пророка Иеремии, – и крайне испорчено; кто узнает его?» Преподобный Макарий Египетский говорит, что со времени падения Адама грех, как некая бездна горечи, овладел душой каждого человека, заполнил ее до глубочайших ее тайников. Те, кто утверждает, что в человеке нет греха, подобны людям, которые во время наводнения тонут во множестве вод и не признаются в этом. Адамов первородный грех – это как бы глыба, висящая на шее каждого из нас, и к этой глыбе, к этой тяжести мы добавляем еще и бесчисленные личные грехи, которых у нас столько, сколько песка на морском берегу.

Таким образом, все без исключения люди для своего спасения нуждаются в покаянии. Господь в Евангелии говорит, что Он пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию. Любой, даже как будто бы небольшой грех не есть какая-то маловажная и незначительная вещь, не оказывающая на человека особого влияния. Напротив, каждый грех есть смертельный яд, убивающий душу и отдающий ее во власть диавола. И от этих смертоносных ядов, изготовленных в лабораториях ада, существует лишь одно противоядие – покаяние.

Покаяние есть тайна бесконечной любви Божией. Если бы Бог не дал нам покаяния, то ни один человек не спасся бы, но все без исключения погибли бы в аду. Ибо в духовном мире существуют свои законы, в соответствии с которыми человек, сделавший грех, должен быть наказан – и в этой временной жизни, и в вечности. Ведь и в физическом мире есть свои законы: например, если человек выпрыгнет из самолета без парашюта, то он непременно должен разбиться. Или государственные юридические законы: если человек нарушил такую-то статью Уголовного кодекса, он должен быть посажен в тюрьму на определенный срок, а иногда даже и пожизненно.

Подобным образом действуют и духовные законы. В книге Апокалипсис сказано: «Кто ведет в плен, тот сам пойдет в плен; кто мечом убивает, тому самому надлежит быть убиту мечом». Это значит, что существует некоторый духовный закон, согласно которому тот, кто убивает, должен сам быть убит. Исполнение этого закона мы можем наблюдать в жизни. Так, разбойники и бандиты, убивающие людей, редко умирают своей смертью, но почти всегда погибают насильственно. Или еще пример: после революции 1917 года в России пролились целые реки крови, однако палачи и убийцы, пролившие ее, почти все были сами расстреляны в 1937—1938 годах. Здесь, говоря словами старца Паисия Святогорца, сработал духовный закон – тот самый, о котором говорится не только в Апокалипсисе, но и в других книгах Священного Писания: поднявший меч от меча погибнет.

И эти законы срабатывают не только на земле. Смертоносная сила греха направлена прежде всего в вечность – чтобы там отлучить человеческую душу от Бога и поразить ее вечной смертью. Человек, сделавший грех, по духовному закону подпадает под власть диавола и потому должен находиться там же, где и диавол, то есть в аду.

Следует сказать, что духовные законы действуют неотвратимо, так что никто не может их отменить, – никто, кроме Самого Господа Бога. Только Он один имеет власть над ними, имеет, по слову Писания, ключ, который отворяет – и никто не затворит, затворяет – и никто не отворит. В каких же случаях Господь отменяет духовные законы? Он отменяет их в том случае, если человек кается. В этом и заключается чудо покаяния – даже самого закоренелого грешника оно способно вывести из преисподней и переселить в Рай. Например, человек совершил много тяжких грехов и по духовным законам непременно должен быть наказан. Однако если он предпримет должное покаяние, то эти законы по отношению к нему перестают действовать, и он не только получает от Бога прощение и избавление от наказания, но и возводится Богом из греховной бездны, куда он ниспал, на прежнее достояние, какое имел до совершения грехов.

Это может показаться невозможным чудом, однако если мы вспомним, что для христиан, читающих молитву «Отче наш», Бог является Небесным Отцом, то все сразу становится понятным. Ибо если и земной отец прощает вину кающемуся сыну, то тем более прощает ее Отец Небесный.

Пример отмены духовных законов хорошо виден из Евангельского повествования о блудном сыне, тяжкие грехи которого отец не помянул, но с радостью ввел раскаявшегося сына в дом. Также это хорошо видно на примерах многих святых, пришедших к Богу от великих грехов и освятившихся через покаяние. В качестве самого яркого такого примера можно указать на житие преподобной Марии Египетской, память которой мы сегодня совершаем.

Мария жила в столице Египта Александрии, в конце V века, и в молодости была блудницей, женщиной легкого поведения. Она буквально утопала в грехах и являлась дочерью геенны и погибели. Надежды на ее спасение, казалось, не было никакой. По всем духовным законам она подлежала осуждению. Но вот в ее душу пришло покаяние, у нее с глаз как бы спала пелена, и она увидела мерзость и безобразие своих грехов. Покаяние изменило ее жизнь до неузнаваемости, произошло чудо – из великой грешницы она стала великой подвижницей и одной из самых великих святых.

Почему же, спросит кто-нибудь, покаяние имеет такую силу? Потому что в покаянии сокрыта тайна бесконечной любви Бога к падшему и грешному человеку. Тяжкие грехи – это огромная глыба или гора, но любовь Божия – океан, в котором эта гора тонет. Нужно только сбросить ее с себя, то есть нужно покаяться.

Следует также сказать, что житие преподобной Марии имеет к большинству из нас самое прямое отношение. Между ее жизнью и нашей имеется как сходство, так и различие. Сходство заключается в том, что многие из нас были призваны в Церковь уже в зрелом возрасте, успев совершить в жизни множество грехов. Различие же состоит в том, что преподобная Мария стала великой святой, а мы пока не стали. Почему это так? Потому что покаяние преподобной Марии было несравненно более глубоким и сильным, чем наше. Она поистине сотворила достойные плоды покаяния. Ее покаяние было огненным. Она имела непоколебимую решимость следовать за Христом даже до смерти, а святые отцы говорят, что горячее произволение в один час может принести Богу более благоугодного Ему, чем труды долгого времени без него. Вот потому и восприяла преподобная Мария от Бога прекрасный и неземной дар святости. Мы же не имеем горячего произволения следовать за Христом, а потому хотя и идем за Ним по той же дороге, но плетемся с низкой скоростью, часто останавливаемся, а то и вообще движемся вспять. И потому те, кто имеет покаяние и горячее произволение, легко нас догоняют и перегоняют. Старец Паисий говорил, что если люди, живущие в миру, имеющие необузданный характер и обуреваемые страстями, не отчаются, но обратятся на покаяние и, возложив упование на всемогущество Божие, повернут руль своей мощной машины вверх, то очень скоро они обгонят другие машины, которые ехали много лет впереди них с низкой скоростью. Во времена молодости преподобной Марии в Александрии было много христиан. Наверное, глядя на ее блудную и скверную жизнь, они часто осуждали ее. Однако, обратившись к покаянию и изменив свою жизнь, она быстро обогнала всех тех, кто ее осуждал, кто двигался впереди нее с низкой скоростью…

Из жития преподобной Марии извлечем для себя, братия и сестры, два важных урока. Во-первых, никого никогда нельзя осуждать, даже явных и тяжких грешников. Преподобную Марию осуждали очень многие, а она стала одной из самых великих святых. И во-вторых, попытаемся увидеть со стороны самих себя и определить – движемся ли мы, и с какой именно скоростью движемся по пути христианской жизни? Не стоим ли мы на месте? Не плетемся ли черепашьим шагом? Не делаем ли один шаг вперед и два назад? И после того как мы это определим, постараемся увеличить ту скорость, с которой мы идем за Христом, с которой движемся по пути спасения. Аминь.


text-iconПроповедь митрополита Сурожского Антония. Преподобная Мария Египетская.

5-е Воскресенье Великого Поста – 27 марта 1977 г.

В ряду торжествующих, полных надежды седмиц Великого Поста мы сегодня вспоминаем святую Марию Египетскую. Почему Церковь включила ее образ в эти недели? Не потому ли, что в ней мы видим торжество Божией силы и торжество воистину ответной человеческой любви? Или, может быть, мы видим торжество человеческого отчаянного зова о помощи и победу, которая дается Богом, Его любовью, Его силой и крепостью.

О святой Марии Египетской можно сказать кратко: она была жительница Александрии, женщина дурной жизни, позор своих сограждан, соблазн, погибель. В какой-то день ей захотелось поклониться живоносному Кресту Господню, частица которого находилась в одном из храмов. И не думая о своей греховности, не думая о том, что по ее жизни у нее ничего общего нет с тем Богом чистоты и любви, Которому она хотела поклониться, она дерзновенно захотела войти в храм. Но какая-то сила ее остановила; каждый раз, как она приближалась к вратам, она была отброшена. И она пришла в ужас, и она обратилась к Матери Божией за помощью и за милосердием – и была допущена в храм. Но из храма она не вернулась к прежней позорной жизни; она ушла в пустыню и там провела, в неописуемом подвиге, в совершенном одиночестве, всю свою остальную жизнь до смерти; жизнь, которая не была жизнью бесплотного существа, но была поистине жизнью воплощенного духа, ожившего покаянием и благодатью.

Чему мы можем научиться от этой жизни? Мария Египетская была блудница; но блуд не заключается только в телесном грехе, в презрении своей телесности и личности другого человека. Блуд заключается в том, что человек заблуждается; он заключается в том, что цельность человеческой любви раздробляется, мельчает и человек уже неспособен всей душой, всем сердцем, всей мыслью, всем телом, всем существом своим любить одного человека и единого Бога… Блуд, в широком смысле, который ему придает Священное Писание, это идолопоклонническая привязанность к видимому миру. Мы ослеплены тем, что видим, мы не видим невидимого, потому что наше внимание, наш взор приложен только к тому, что видимо и осязаемо. Блуд заключается в том, чтобы отдать свое сердце не тому, что достойно любви; блуд заключается в том, что свою волю, вместо того, чтобы ее направить к единому на потребу, к чистой, святой любви к человеку, к людям, к Богу, мы распыляем так, что она направлена анархично, во все стороны, так, что она служит всем идолам, всем желаниям, всем порывам. Разве не все мы заражены этой болезнью блуда? Разве мы цельны сердцем, не разделены умом? Разве воля наша не колеблется?..

И вот мы можем себе представить себя самих в образе этой женщины. Вся жизнь наша подобна ее жизни; и, как она, мы порой хотим поклониться Живому Богу, хотим пробиться до Его животворного присутствия – и как часто мы этого не можем сделать! Как часто мы хотели бы молиться – но молитвы нет; мы хотели бы любить – но сердце каменно; хотели бы собрать наши мысли – а мысли разбегаются, расплываются; хотели бы всей волей своей начать новую жизнь, но нет этой воли – она разложилась на какие-то составные части, желания, мечты, тоску – а крепости в ней нет… Как часто мы подобны морским волнам, которые ударяются об утесы, взлетают и опадают вновь в лоно морское, ничего не достигнув. Редко, редко мы останавливаемся, однако, вниманием на этом. Мгновениями мы тоскуем, мгновениями болит у нас сердце, мгновениями мы думаем: Неужели мне закрыт путь к Богу?.. Но потом мы успокаиваемся, забываем, нас засасывает болото… Не так случилось с Марией Египетской: ее охватил ужас, и она бросилась за помощью, за милостью, за спасением…

Нам тоже надо научиться этому: никогда не утешаться тем, что не пробиться нам к Богу, не подойти к Нему. Нам надо научиться такой тоской о Нем тосковать, так к Нему пробиваться, чтобы, наконец, сила Божия и милость Божия ответили на наш зов и на наше отчаяние, полное непостижимой надежды… Но когда с нами это случается, мы только радуемся, мы уходим утешенные, мы не думаем, что нам дано было то, чего никакими силами мы не можем добиться сами. Мария Египетская это поняла, Мария Египетская всю жизнь превратила в благодарение Богу. Она поняла, что, получив то, что ей было дано, уже нельзя жить, как она жила, можно жить только ликующей и скорбной благодарностью. От всего она ушла, что было ей соблазном, что держало ее в плену, и прожила какую дивную жизнь…

Нам не под силу поднять такой подвиг, но каждый из нас может сделать то, что ему под силу. И мы должны помнить, как Апостол Павел говорит, что все нам возможно в укрепляющем нас Господе Иисусе Христе, что сила Божия в немощи совершается. Но не той ленивой, бесплодной немощи, которой мы страдаем, которая нас замучивает и губит, а в другой немощи – богоприимной, в той гибкости и слабости, которая рождается в человеке от сознания, что ему не достичь того, о чем он мечтает, единственного, к чему он стремится, своими силами, но что силой Божией он этого может достичь. И тогда Господня сила нашу немощь наполняет, как ветер наполняет хрупкий, слабый парус, который, однако, может привести к пристани корабль… Это – богоприимная немощь, которая заключается в том, чтобы уже на себя не надеяться и отдать себя послушливо, кротко, в руку Божию, исполняя Его волю только Его силой, и тогда все делается возможным: сила Божия в немощи совершается…

В этом ряду евангельских чтений, победоносных недель надежды, которые нас влекут сейчас к страстным дням, когда уже будет время не веры, не надежды, но время зрения Божественной любви, – как должна нас укреплять святая Мария своим образом, своим примером! Аминь.


text-iconПроповедь святителя Луки (Войно-Ясенецкого). Слово на пассии. Двенадцатое.

Слово на пассии. Пройден тяжкий скорбный путь, кончилась Via dolorosa. Пришли на страшную Голгофу, роют яму, погружают в нее крест Иисусов и укрепляют его. Снимают одежды с Иисуса – все, все одежды снимают… О, Господи! Что они делают?! Ангелы, херувимы и серафимы, видевшие это, в ужасе закрывают лица свои крыльями. Как могли бы они видеть наготу Того, Кто несказанной красотой украсил всю сотворенную Им природу, а теперь нагим стоит… ►


text-iconПроповедь протоиерея Вячеслава Резникова.  Неделя пятая Великого поста, Марии Египетской. Евр.9:11-14. Преподобной: Гал.3:23-29, Мк.10:32-45. Преподобной: Лк.7:36-50.

Сегодня – последние новозаветные чтения перед Лазаревой субботой, с которой пойдет уже точный отсчет последних дней земной жизни Господа Иисуса. Подведем некоторые итоги того, что мы за это время услышали.

В первую субботу поста строго-настрого напоминалось, что «суббота для человека, а не человек для субботы» (Мк.2:27). Пост должен укреплять духовные силы и не подрывать сил физических. Он должен помогать думать о Боге, а не о чреве. Какая польза, если из последних сил угнетаем себя постом, и при этом мечтаем только о том, когда же он, наконец, кончится.

В первую неделю Господь обещал не оставлять нас и всячески укреплять: «Увидишь больше сего», – сказал Он Нафанаилу (Ин.1:50–51). И мы видели, как Он единым словом очистил прокаженного (Мк.1:40–42), исцелил бесноватого. Ученикам же Своим Он при этом сказал, что и они тоже смогут совершать такое, если будут укрепляться «постом и молитвой» (Мк.9:29).

Мы видели, как Господь исцелил расслабленного, принесенного на одре, и попутно напомнил, как важно собираться и молиться вместе и друг за друга, поддерживать и помогать друг другу. Ведь и расслабленного Господь исцелил, «видя веру» всех, кто потрудился ради него.

Господь предостерегал от возношения и от самообольщения. Считающие себя духовно здоровыми и праведными сразу выпадают из числа тех, к кому пришел Господь (Мк.2:14–17). Но как трудно победить желание – быть первым! Даже узнав о предстоящей катастрофе, ученики протискиваются поближе к Господу, чтобы сесть «одному по правую сторону, а другому» хотя бы «по левую в славе» Его. И Господь снова напоминает главное правило, которое никогда не подведет: «Кто хочет быть большим между вами, да будет вам слугою; и кто хочет быть первым между вами, да будет вам рабом». Об этом Господь говорил и в самой середине Великого поста: «Кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее» (Мк.8:34–35).

И еще сегодня мы слышали притчу о том, как «У одного заимодавца было два должника: один должен был пятьсот динариев, а другой пятьдесят; но как они не имели, чем заплатить, он простил обоим». И – вопрос: «который из них более возлюбит его»? Разумеется, «тот, которому более простил». Мы же с вами весь пост молили Господа: «даруй ми зрети моя согрешения и не осуждати брата моего». И если в начале мы думали, что нам прощено пятьдесят динариев, а теперь поняли, что – все пятьсот, значит, время Великого поста прошло для нас не напрасно.


Источник: https://azbyka.ru/


Ссылка на источник...




 

© iskitimeparhia.ru 2013 – 2024

По благословению Преосвященнейшего Леонида, епископа Искитимского и Черепановского

Епархиальное управление работает с понедельника по пятницу с 09:00 до 17:00.
Адрес: 633227 г. Искитим ул.Коллективная,1
Телефоны Епархиального управления:
приёмная - 8(383-43)91-081
канцелярия - 8(383-43)91-083
Адрес электронной почты: iskitimeparhia@yandex.ru